Суббота, июня 23, 2018

«Культурный код» современного российского кино

Не так давно нагрянуло на наши экраны ещё одно культурное событие – фильм «Черновик», снятый режиссёром Сергеем Мокрицким по одноименному роману Сергея Лукьяненко. Для почитателей книжек последнего (мелькнувшего, кстати, на экране в эпизодической роли) это оказалось весьма печально, поскольку фильмец получился… мягко говоря, странноватый и к роману-основе отношение имеющий весьма отдалённое.   
Автор этих строк к большим любителям фантастической прозы Лукьяненко не относится, но воспринимает его тексты со знаком «плюс». Не в последнюю очередь потому, что произведения Лукьяненко весьма кинематографичны.

То есть в них не встретишь заунывного морализаторства на пустом месте, там нет «потоков сознания», зато есть сюжет и события, в которых герои ведут себя как нормальные люди. И при этом действие книг происходит, как правило, не чёрт знает где, а во вполне представимых земных интерьерах, безо всяких «космических» или «потусторонних» наворотов. Книжки Лукьяненко написаны так, что представляют собой почти готовые сценарии – только бери, экранизируй (причём, с весьма умеренными расходами на процесс), а потом собирай прибыли от проката.
Однако экранизации «по Лукьяненко» получаются такие, что лучше бы их не было, и «Черновик» исключением не стал. Кино получилось настолько плохим, что разбирать его с художественной стороны смысла особого нет.  
Причина тому проста: снимать кино «как есть» (точно следуя тексту книги) наши режиссеры со времён Андрея Тарковского категорически не желают, и норовят соорудить нечто этакое «по мотивам» и по принципу «я так вижу».
При этом «видят» режиссеры постоянно нечто такое, чего в оригинале даже и рядом нет; но к чисто художественному уровню это «видение» тоже не отнесешь. Есть в нем нечто… социально-детерминированное.
Вот взять хоть тот же «Черновик»… Построен он, в общем-то, на довольно банальной для фантастики основе – гипотезе о множественности параллельных миров, между которыми при некотором желании можно перемещаться, если «места знать». Ну, а если есть между мирами «пункты перехода», то должны быть и те, кто за этими пунктами присматривает, и те, кто этих «присматривающих» среди обычных людей выбирает и к делу пристраивает.
С одной стороны, это логично (настолько, что даже непонятно становится, как до такого простого сюжетного хода никто раньше Лукьяненко не додумался), а с другой – жутковато становится, когда главный герой вдруг оказывается в числе «избранных». В его квартире вдруг обнаруживается чужая баба, а близкие начинают его забывать со всё возрастающей скоростью. А потом вдруг тихий ужас выпадения из повседневности сменяется открытием новой реальности – и… всё.
Дальше уже ничего интересного не происходит, по крайней мере, в кино. На зрителя просто вываливается полный набор самых избитых и до полного безобразия заезженных голливудских штампов. Тут тебе и страшный ГУЛАГ (то есть мир «Нирвана», который в книге действительно служит местом ссылки для чересчур любопытных людишек, но ссылка эта получается очень и очень гуманной: там в атмосфере присутствует какой-то наркотический газ, благодаря которому все ссыльные пребывают постоянно под кайфом), тут и роботы-матрёшки, которые следят за порядком в «Аркане»  – мире победившего коммунизма, и т.д. и т.п. Странно, что нет ещё играющих на балалайках медведей в шапках-ушанках.
Отсюда и результат. На том сайте, где зрителям предлагается оценить увиденное кино все (!) отзывы отрицательные. Это, можно сказать, достижение. Кому-то ведь в своё время даже и михалковская «Цитадель» нравилась, а тут – надо же! – полное единодушие на грани бешенства.
И, что характерно, есть среди отзывов и такой:
«А любимый российский тренд – матрёшка! Оказывается это оружие массового поражения! Шедеврально. Запад будет восхищён, когда это увидит!..»
Сарказм этого неизвестного зрителя попал в точку. Впечатление от киношного «Черновика» складывается такое, что фильм снимался вообще не для нашего зрителя. Режиссеру Мокрицкому явно хотелось поехать со своим произведением на какой-нибудь престижный фестивальчик, получить там какую-нибудь наградку-статуэтку, покрасоваться на красной ковровой дорожке… А для этого надо понравиться западному даже не зрителю – западному жюри. То есть зафиксировать отчётливую нелюбовь к такой-сякой России, какой бы вид она не принимала (кстати, во всех «параллельных мирах» в кадре непременно маячит Кремль, даже в мире «Заповедник», который, по книге, вообще необитаем).
Так что если этот фильм что-то хорошо и показывает, то только для кого, зачем и что творят наши «великие режиссеры». Они же – независимые художники, не выносящие никакой цензуры… если только она своя. А вот если «социальный заказ» идёт с Запада, тут дело другое. «Инженеры человеческих душ» будут «вписываться в тренды» с упоением, повизгиванием и выражением готовности всегда измазать свою страну чем-нибудь чёрненьким.
Это у наших творцов культурный код такой. Если кто этого до сих пор не понимает, то пусть сходит на «Черновик».
Очень говорящее название получилось. Режиссёр Мокрицкий может гордиться. Надо бы его наградить, как полагается, бочкой варенья и корзиной печенья. Ибо заслужил.

Новость дня

На закрытии ЧМ-2018 в Москве выступит Армин ван Бюрен



Московские поклонники известного диджея гиз Нидерландов ждут продолжения футбольного праздника, которое им обещает Армин ван Бюрен.

Подробнее...

Заметки народного политолога

Сон в летнюю ночь



Лёг я на печку, заснул. И снится мне, что стою я в своем цеху у своего станка и слушаю вместе с товарищами позывные «Широка страна моя родная!» А вслед за ними суровый голос диктора Левитана:
- Внимание! Работают все радиостанции Советского Союза! Передаем выступление Председателя Совета Народных Комиссаров товарища Молотова…
Все напряглись:
- Неужто война?!

Подробнее...
Ну, а что вы хотели…



Вот, нынче все пенсионный возраст обсуждают. Вернее, его повышение, - чтоб «на дожитие» много времени не осталось. Пара-тройка лет – и точка…
Некоторые особо несознательные уже и челобитные президенту пишут: мол, не губи, милостивец, дай ещё чуток воздухом свободы подышать.
В обществе налицо массовый когнитивный диссонанс. Публика уже без малого три десятка лет живёт при капитализме, к которому стремилась ещё в эпоху «раннего диссидентства», а всё ж таки продолжает ощущать себя в социализме-тоталитаризме с его бесплатной медициной и пенсиями, на которые можно  было пожить, вдыхая воздух несвободы, весьма продолжительное время.

Подробнее...
Мундир



Знаем, видели: главный начальник нашего государства не прочь иногда облачиться в военную форму. А тот, кто этому факту до сих пор удивляется, просто ничего не смыслит ни в истории, ни в политике.
Во времена, не столь отдалённые, не только советники тайные да статские, но даже простые колежские асессоры – все, как один, в мундиры одевались. Но не оттого, что вкуса индивидуального не имели. Порядок такой был. Пусть даже у некоторых на обновление того облачения и не всегда хватало жалования. А почему так было? Правильно. Потому что мундир – это всегда серьёзно.

Подробнее...
Чтобы мощные понесли немощных (из монологов юродивого)



Брат мой!
Ты властвующий. Расскажи мне про высоту твоей власти, и я тебе открою бездну твоего небытия.
Ты видел американские каньоны? А знаешь, как они появились? Некогда бурная река разделила сушу и, опускаясь всё ниже и вымывая породу, разделила материк пропастью. Люди заглядывают в неё с головокружительной высоты, но никому в голову не придет, что то место, где стоят они, и противоположные скалы – одна земля.
Твоя опора – это один народ. Но когда пропасть между бедными и богатыми велика, нет возможности соединить эти берега.

Подробнее...
Яндекс.Метрика