Среда, ноября 14, 2018

Когда министр здравоохранения, не теряя ни минуты, мчится на место трагедии – это, конечно, производит впечатление. Даже сильное.
Вот только после первого впечатления начинают сомнения одолевать: а стоило ли министру лететь через полстраны, чтобы «руководить на месте» оказанием медицинской помощи раненым.
На вопрос такого рода давным-давно ответил комдив Чапаев в исполнении актёра Бабочкина. На примере разложенной на столе картошки он доходчиво объяснил присутствующим, где, когда и почему должен находиться командир…

Так вот, министр Скворцова – точно такой же командир, который должен руководить подчинёнными бойцами с командного пункта, а не бегать с винтовкой по полю боя. Его присутствие там не только не требуется, но и вредно для дела. Во-первых, не стоит пугать рядового фельдшера или врача появлением фигуры аж самого министра. Во вторых… а ну, как в это же самое время ещё где-нибудь рванёт? И что тогда? Снова бежать к самолёту и…
Вот такое нехорошее «и» вырисовывается.
Ни секунды не сомневаюсь, что министр Скворцова – хороший врач и добрый, отзывчивый человек. Вот только министром её назначили не столько для проявления доброты и отзывчивости, сколько для обустройства и налаживания всей машины здравоохранения, - так, чтобы она в любом месте и в любой ситуации работала, как надо. То есть, именно командиром назначили, который должен быть не там, где ему хочется и кажется, а там, где от него больше толку.
А вот тут начинаются… как бы это точнее сказать… ямы и канавы. Ну, кто сегодня скажет, в чём конечная цель бесконечного реформирования нашего здравоохранения? Никто не скажет. Вернее, каждый скажет своё, наболевшее – от «не выдавать идиотам медицинские дипломы и диагнозы правильно ставить» до «организовать стоматологию не хуже и не дороже, чем на Кубе» (там она лучшая в мире и бесплатная).
Сама Скворцова про конечную цель реформирования ничего не говорит. Но вот факт: для эвакуации полусотни раненых в Керчи элементарно не хватило машин «Скорой помощи». А если бы раненых было пять тысяч? А если десять тысяч? Как вывозить? Где их лечить? Только в Москве и в Питере? А ведь сама транспортировка раненых в столичные клиники говорит, как минимум, о том, что «реформированное» и насыщенное всякой-разной современной и дорогой техникой здравоохранение не в состоянии их вылечить «на местах».
Вот, не припомню ни одного случая, чтобы, например, в США, в Германии или во Франции пострадавших в результате какого-либо ЧП везли на лечение в Вашингтон, в Берлин или в Париж. Это только у нас – в столичные города.
Приятно, конечно, сознавать, что для помощи пострадавшим в России есть возможность поднять в воздух сразу несколько Ил-76 (про стоимость одного часа полёта говорить не будем). А если война? У этих самолётов (и у вертолётов тоже) будет масса других задач; да и не все из них выживут…
В общем, невесёлая получается картина с «реформой» здравоохранения. Может, потому и летает министр, куда надо и не надо, что чувствует: для настоящей «реформы» не добрый доктор Айболит нужен, а талантливый профессионал-организатор, такой, например, как Лаврентий Берия.

Все заметки:

Яндекс.Метрика