Суббота, июня 23, 2018

Рыба ищет, где глубже, а человек – где больше платят

История не узнала бы о многих подвигах и выдающихся достижениях, если бы человек был прост и искал лишь выгоды. Она, например, не знала бы и о трёхстах спартанцах, сумевших сдержать персов в битве при Фермопилах. А ведь сколько раз греческие полководцы предпринимали попытки переманить к себе молодых спартанских воинов, суля им «золотые горы» и более легкую жизнь в процветающей демократической Греции…
История вообще пошла бы по другому пути.
Ещё в те времена, когда государства мерялись лишь силами своих армий, правители не столько перенимали друг у друга более передовой военный опыт, сколько  переманивали инородных полководцев, солдат, оружейников. Во все века правители понимали, что не системы, не теории, а их живые исполнители – кадры – решают всё.

Теперь идут стенка на стенку не шеренги солдат, а сталкиваются высокими лбами ученые и конструкторы и их смена – юные «ботаники».
«Что-то опять русские школьники стали часто побеждать на международных олимпиадах», озабоченно написала недавно «The New York Times».
Однако чтобы выиграть битву умов, самым продуктивным было бы сначала выиграть битву за умы. Тактика таких боёв отработана ещё в конце прошлого века – от предложения стажировок или работы в офисах крупных компаний до офшорного  программирования. Это, последнее – для упрямых, которые менять место работы и уезжать куда-либо не собираются.  
Впрочем, что значит «не собираются»… Живо «соберём»! - рассуждают иностранные наниматели. Предложим для начала написать статью для какого-нибудь зарубежного издания. Опубликуем, перечислим гонорар на банковский счёт. Хорошая сумма! Как говорится, почувствуй, парень, разницу.
И парень «почувствует», прикинет, сравнит. И невольно задумается: а почему бы и нет? Поеду, поработаю, заработаю, вернусь…
Но тут есть одна тонкость. Иностранные «охотники за умами» не промышляют по части наших юристов, экономистов и психологов. Им своих девать некуда. Квалифицированных рабочих Запад научился выращивать из выходцев из стран «третьего мира». А вот за кем по-настоящему охотятся, так это за теми из молодых специалистов, кто так или иначе работает на «оборонку».  
Современная российская «оборонка» – это одна из немногих областей, в которой и вокруг которой концентрируется научный потенциал и куда поступает неплохое финансирование.
Возможно, придёт время, когда наши математики, астрономы, биологи снова  разойдутся по собственным, «исконным» научным областям; пока же их кормит «оборонка». А это такое место, ворота которого всегда запираются изнутри. Вышедших «погулять» назад не впускают.
Именно так – погуляю, заработаю и вернусь – рассуждал  замечательный парень, мой бывший ученик. Когда он учился в старших классах, я занималась с ним английским языком; потом он закончил университет, поработал год в одном из подмосковных НПО, взвыл от безденежья и уехал в США. Поработал ещё пять лет. Подработал, заработал. Приехал в отпуск домой, в Москву. Захотел повидать друзей, бывших коллег. Все собрались, болтали, делились впечатлениями…
- А что у нас там, всё по-прежнему? - спрашивал он.
- Да, всё по-прежнему! - отвечали ему.
- Я помню, - смеялся он, стоит анализатор спектра за три «лимона», а над ним голая лампа и штукатурка сыплется…
Он смеялся.
А потом пришёл ко мне с тоской в глазах. Сказал, что возвращаться в Штаты не хочется:
- Ведь что я там, в сущности, делаю? Я обслуга. Ну да, хорошо оплачиваемая обслуга: счёт, дом, две машины… Но к тому, с чем работают тут, дома, меня никогда не допустят. Там я чужой.
Что я могла ему ответить?  Что свой выбор каждый человек делает сам, порой раз и навсегда?
Да, выбор – вещь опасная… но ведь и заманчивая. Особенно в такое время, когда ещё ничего не ясно, заранее не предопределено.
Моё поколение взрослело в готовых, хорошо продуманных, отлаженных  и  жёстких структурах. Мы приходили в институты и научные лаборатории, работавшие подобно часовым механизмам, мы вливались в сплочённые коллективы. В этом были свои плюсы и свои минусы. Но иногда… нам становилось скучно.
Когда наша вечно экспериментирующая страна на время провалилась в хаос, в тот же хаос провалились и многие из нас. Другие успели выпрыгнуть и улететь подальше – в Австралию, в Штаты…
Но были и третьи. Они  продолжали «махать лапками».
Помните историю о двух мышах, которые упали в кувшин с молоком? Одна сдалась и утонула, а другая всё махала и махала лапками, - до тех пор, пока не взбила масло и не выбралась по нему из смертельной неволи.
Вот эти, третьи, и сумели сохранить для молодого поколения чрезвычайно важный и самый трудоемкий  элемент – фундаменты разрушенных и полуразрушенных структур.  Молодым есть, на чём строить. Есть, из чего выбирать.
Современная наука простит неудачи и ошибки; она не простит только страха перед ними.
Лишь нащупывая собственные пути, создавая собственные структуры и заполняя их научным поиском и талантом, молодые сумеют перестроить наше торгующее внутренними органами государство на такое, которое перестанет в подобной торговле нуждаться.
Мир стремительно меняется, трансформируясь в единый организм. Но пока нельзя, будучи до конца честным, объявить себя «гражданином мира» и с лёгким сердцем улететь за океан. Пока мы все – граждане своей страны, её живая сила и кадры, которые и будут решать всё.

Новость дня

На закрытии ЧМ-2018 в Москве выступит Армин ван Бюрен



Московские поклонники известного диджея гиз Нидерландов ждут продолжения футбольного праздника, которое им обещает Армин ван Бюрен.

Подробнее...

Заметки народного политолога

Сон в летнюю ночь



Лёг я на печку, заснул. И снится мне, что стою я в своем цеху у своего станка и слушаю вместе с товарищами позывные «Широка страна моя родная!» А вслед за ними суровый голос диктора Левитана:
- Внимание! Работают все радиостанции Советского Союза! Передаем выступление Председателя Совета Народных Комиссаров товарища Молотова…
Все напряглись:
- Неужто война?!

Подробнее...
Ну, а что вы хотели…



Вот, нынче все пенсионный возраст обсуждают. Вернее, его повышение, - чтоб «на дожитие» много времени не осталось. Пара-тройка лет – и точка…
Некоторые особо несознательные уже и челобитные президенту пишут: мол, не губи, милостивец, дай ещё чуток воздухом свободы подышать.
В обществе налицо массовый когнитивный диссонанс. Публика уже без малого три десятка лет живёт при капитализме, к которому стремилась ещё в эпоху «раннего диссидентства», а всё ж таки продолжает ощущать себя в социализме-тоталитаризме с его бесплатной медициной и пенсиями, на которые можно  было пожить, вдыхая воздух несвободы, весьма продолжительное время.

Подробнее...
Мундир



Знаем, видели: главный начальник нашего государства не прочь иногда облачиться в военную форму. А тот, кто этому факту до сих пор удивляется, просто ничего не смыслит ни в истории, ни в политике.
Во времена, не столь отдалённые, не только советники тайные да статские, но даже простые колежские асессоры – все, как один, в мундиры одевались. Но не оттого, что вкуса индивидуального не имели. Порядок такой был. Пусть даже у некоторых на обновление того облачения и не всегда хватало жалования. А почему так было? Правильно. Потому что мундир – это всегда серьёзно.

Подробнее...
Чтобы мощные понесли немощных (из монологов юродивого)



Брат мой!
Ты властвующий. Расскажи мне про высоту твоей власти, и я тебе открою бездну твоего небытия.
Ты видел американские каньоны? А знаешь, как они появились? Некогда бурная река разделила сушу и, опускаясь всё ниже и вымывая породу, разделила материк пропастью. Люди заглядывают в неё с головокружительной высоты, но никому в голову не придет, что то место, где стоят они, и противоположные скалы – одна земля.
Твоя опора – это один народ. Но когда пропасть между бедными и богатыми велика, нет возможности соединить эти берега.

Подробнее...
Яндекс.Метрика