Пятница, октября 19, 2018

Чем должна завершиться дискуссия о выходе России из ЕСПЧ

Начало календарной весны принесло весть о том, что Москва может вот-вот отказаться от сотрудничества с Европейским судом по правам человека (ЕСПЧ) и денонсировать Конвенцию по защите прав человека и основных свобод. Об этом стране и миру поведало РИА «Новости» со ссылкой на неназванные источники в «профильных ведомствах», по словам которых, на столь радикальный шаг наши власти пойдут, «если нынешняя линия суда, в результате которой появляются направленные против интересов России решения ЕСПЧ, не будет скорректирована».

К упомянутой Конвенции, сочинённой в далеком 1953 году, Российская Федерация присоединилась двадцать лет назад, весной 1998-го, что автоматически означало признание Москвой юрисдикции ЕСПЧ и делало обязательным выполнение вынесенных им решений и постановлений. В качестве приза России полагалось полноценное членство в Совете Европы (СЕ) и его структурах, вроде Парламентской Ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ) и всё того же суда по правам человека.
Это было давней мечтой руливших в тот период страной либералов, стремившихся поскорее избавиться от «тоталитарного наследия» и влиться в «дружную семью цивилизованных народов планеты». Провластные СМИ преподносили присоединение к Совету Европы как выдающееся достижение, свидетельствующее о признании Западом «успехов России на пути к демократии и построению правового государства, уважающего права и свободы личности». Мол, надо чуть-чуть потерпеть, выполнить ещё несколько пустяковых условий, и тогда перед Россией широко распахнётся дверь в прекрасный мир всеобщего благоденствия и свободы, в которую она сможет протиснуть свою громадную тушу.
О том, что вступление в СЕ, наряду с абстрактными «плюсами», которым ещё предстояло проявиться в неопределенном будущем, несёт и вполне конкретные «минусы», вроде необходимости выполнять предписания и решения организации, - что явочным порядком означало ограничение суверенитета, - по телевидению не говорили. Немногочисленных критиков, пытавшихся предупреждать, что у продемонстрированного народу золотого сольдо есть и обратная, совсем неприглядная сторона, грубо одёргивали, обзывая «носителями тоталитарного мышления». Чтобы дезавуировать стенания «доморощенных Кассандр», людям предлагалось посмотреть на Европу, где все живут по таким правилам, и ничего страшного не происходит.
Пока в Кремле сидел Ельцин, а Россия продолжала прогибаться под требования западных «друзей», всё было неплохо. По крайней мере, для избранных. Некоторые депутаты, сенаторы, министры, их замы и иные чиновники регулярно катались в Страсбург, где с глубокомысленным видом обсуждали пути и перспективы дальнейшей гуманизации законодательства, меры по обеспечению прав и свобод граждан, совершенствования избирательной системы, расширении полномочий регионов и прочие «актуальные вопросы», с благодарностью и почтением выслушивая рекомендации и советы европейских «коллег». Вовлеченным в этот процесс обладателям звучных должностей, всё это доставляло немалое удовольствие (ещё бы; и Европу можно на халяву посмотреть, и с приятными собеседниками взаимовыгодно пообщаться, и на командировочные неплохо затариться), остальной же стране членство в СЕ было глубоко по барабану.  
Ситуация изменилась, когда Россия, осознав, что ещё немного и она окончательно превратиться в управляемую извне колонию «свободного мира», начала вспоминать, что у неё есть не только «общечеловеческие», но и весьма отличные от них собственные интересы. Тут быстро выяснилось, что Москва вовсе не рассматривается Европой в качестве равноправного партнера, а членство в СЕ налагает на неё только обязанности, оставляя лишь одно право – четко и неукоснительно выполнять полученные указания.  
В ПАСЕ нас принялись систематически троллить – сначала за «зверское уничтожение свободолюбивых ичкерийцев», затем за «неспровоцированную агрессию против маленькой миролюбивой Грузии»; а когда жители Крыма, опасаясь за свои жизни после майданного переворота в Киеве, едва не поголовно высказались за воссоединение с Россией, российскую делегацию вообще лишили права голоса в Ассамблее.
Примерно такая же картина наблюдалась и в ЕСПЧ. Чем более независимо наша страна вела себя на международной арене, тем жёстче и пристрастней становились решения суда по поданным к ней искам. За прошлый год Россия заняла уверенные первые места по числу вынесенных постановлений, указывающих на нарушения национальными властями прав человека, а также количеству коммуницированных (т.е. принятых к рассмотрению) жалоб, обойдя по этим показателям Турцию, где армией и полицией непрерывно проводились «антитеррористические» операции, жертвами которых стали тысячи гражданских лиц.   
Всего за 2017 год суд во главе с итальянцем Гвидо Раймонди вынес немногим более девятисот постановлений, признающих нарушения прав человека в 47 странах-членах Совета Европы. Почти треть из них (293) были адресованы Москве, Анкаре досталось всего 99, хотя ябед на режим Эрдогана в ЕСПЧ поступило в три с лишним раза больше, чем на российские власти.  
При этом надо учитывать, что в суд ежегодно поступает множество обращений и жалоб (в 2017 году – 63,4 тысячи), но рассматриваются они крайне неравномерно. Какие-то могут ждать своей очереди годами и десятилетиями, а какие-то получают приоритет и изучаются чуть ли не в режиме реального времени. Как происходит процесс сепарации корреспонденции, знают только в аппарате ЕСПЧ, но если в жалобе в качестве ответчика фигурируют российские власти, её шансы на скорое и пристрастное рассмотрение резко возрастают. Ну, а если предметом обращения являются допущенные в России нарушения, связанные с ограничением проявлений публичной оппозиционной активности, необоснованным привлечением к ответственности за экстремизм или ущемлением прав мужеложцев, лесбиянок, некрофилов и прочих извращенцев, такая жалоба проходит путь от регистрации до удовлетворения со скоростью, немного уступающей гиперзвуку.   
Естественно, никакие аргументы российской стороны, вроде ссылок на национальное законодательство или то, что в аналогичных делах, касавшихся других стран, принимались диаметрально противоположные решения, во внимание не принимаются. Забавно, но этому весьма способствует и позиция представляющего в ЕСПЧ Россию судьи Дмитрия Дедова, который не только не пытается защищать интересы родины, почти всегда голосуя за ее наказание, но ещё и повадился выступать с «особыми мнениями», в которых обстоятельно и многословно критикует российское законодательство и отечественную судебную практику. И заменить этого деятеля до 2022 года, когда истечет его девятилетний мандат, никак нельзя.  
Как правило, выносимый ЕСПЧ вердикт имеет чёткое материальное воплощение – провинившееся государство обязано выплатить пострадавшему немаленькую сумму в качестве компенсации. Например, за предыдущие три года российская казна потратила на это свыше двух миллиардов рублей.
А ведь на Россию жалуются не только граждане, но и государства. Например, в канцелярии ЕСПЧ лежат несколько исков о «нарушениях прав человека», поданных к Москве Киевом и Тбилиси. Результат их рассмотрения можно без труда предсказать заранее.
Так что в разговорах о том, что пора весь этот цирк прекращать, есть немалый резон. Ничего, кроме материальных и имиджевых потерь, членство России в Совете Европы и его институциях давно уже не приносит.
Правда, есть обоснованные подозрения, что дальше «изучения возможности прекращения сотрудничества с ЕСПЧ» дело не зайдёт. На это, в частности, указывает обилие комментариев на озвученное РИА «Новости» сообщение со стороны депутатов, чиновников и экспертов, которые, признавая и даже подчёркивая политизированность и антироссийский подтекст в деятельности ЕСПЧ, дружно считают, что совсем прекращать сотрудничество с этой структурой нельзя.
Тут стоит обратить внимание на то, что про выход из ЕСПЧ и Совета Европы говорят некие «неназванные источники в профильных ведомствах», а не соглашаются с ними, не забывая при этом критиковать Европу за предвзятость, вполне конкретные и чётко поименованные лица – спикер Госдумы Вячеслав Володин, его заместитель Пётр Толстой, омбудсмен (точнее, омбудсвумен) Татьяна Москалькова, политолог Вадим Трухачев и далее по списку...
Есть ощущение, что это сделано намеренно, и смысл всей затеи состоит в том, чтобы послать в Страсбург сигнал о нашей озабоченности и готовности, в случае чего, на некие конкретные шаги. Глядишь, там одумаются и как-то скорректируют свою предвзятую позицию по отношению к Москве. Но что делать, если этого не произойдёт, российские власти, судя по всему, не знают.
Европейские «партнёры» уже раскусили нехитрую игру наших политиков, отказавшись даже комментировать возможный отказ России от сотрудничества с европейскими структурами. Мол, какой смысл обсуждать заведомо невозможное, никуда русские не денутся. А судья-плохиш Дедов в очередной раз доказал, что давно и прочно забыл, чьи интересы он должен представлять в Страсбурге, заявив: «Я думаю, что Россия не выйдет из ЕСПЧ. Это интересный сценарий, который, я думаю, нереалистичен на сто процентов…»
Необходимо осознать, что никакими увещеваниями и выражениями обеспокоенности европейцев не проймёшь, и никто нам на встречу не пойдет. Наглые антироссийские действия ПАСЕ, ЕСПЧ и Совета Европы являются неотъемлемым элементом проводимой коллективным Западом политики комплексного санкционного давления на Россию, которая будет продолжаться до тех пор, пока мы не станем играть по их правилам.
Реалистичную оценку ситуации дал в недавнем интервью изданию «КоммерсантЪ» вице-премьер Дмитрий Рогозин. Когда журналист поинтересовался, «санкции вообще надолго?», он чётко ответил «навсегда». А потом добавил: «Санкции – это реакция старого матёрого врага на наше усиление. И сняты они будут только в случае, если мы снова станем слабыми».
Поэтому от слов надо переходить к делу, начав реальный процесс денонсации навязанной стране при Ельцине правозащитной Конвенции и выходу из Совета Европы и его филиалов. Пользы от них России всё равно никакой, одни расходы и неприятности. Для пущей объективности и демократичности можно даже провести всенародный референдум, предварительно внятно объяснив народу, какие «права и свободы» и каких конкретных граждан в России защищает ЕСПЧ.
Тем же, кто начнет убиваться по поводу того, что тогда простым людям будет некуда пожаловаться на произвол и лихоимство чиновников, отвечу, что подача жалобы в ЕСПЧ – дело непростое и затратное, требующее помощи квалифицированных специалистов. Да и это ничего не гарантирует; к рассмотрению допускается не более 5% заявлений, по остальным выносится решение о неприемлемости. Так что у обычных граждан на такую заведомо бессмысленную возню нет ни времени, ни денег. Впрочем, наши записные страдальцы от правозащиты об этом прекрасно осведомлены. Как и их зарубежные хозяева.    
     

Новости дня

Трагедия в Керчи

Студент-убийца взорвал в керченском технологическом колледже взрывное устройство, затем открыл огонь по людям из охотничьего ружья. 
Погибло двадцать человек, ранено около пятидесяти. Убийца застрелился.

Подробнее...
В Сирии создаётся «всевысотное» радиолокационное поле

Система противовоздушной обороны Сирии будет построена по полноценной классической схеме. Аналогичная схема применяется в ПВО России.

Подробнее...
Порошенко отдаст Константинополю Андреевский храм в Киеве

Президент Порошенко намерен передать Андреевскую церковь в Киеве в постоянное пользование Вселенскому патриарху Варфоломею. В ближайшее время он официально объявит об этом в Верховной раде, где его, скорее всего, поддержат.

Подробнее...
Евросоюз будет назначать виновных в применении химического оружия

Санкции за создание и применение химического оружия Евросоюз будет вводить по собственному усмотрению. В зону действия этих санкций входит весь мир.
Такой порядок утвердили министры иностранных дел стран-членов Евросоюза.

Подробнее...

Заметки народного политолога

Что делать? Расследовать!..

Четверть века прошло со дня расстрела Верховного Совета России. Трудно поверить; как будто вчера всё было…
В России живём, народ которой славится своим извечным стремлением к справедливости.
Да, прошло четверть века с того дня, когда была поставлена жирная и кровавая точка в событиях государственного переворота 1993 года. Ну что, кто готов сегодня народную справедливость найти и отстаивать? Президент? Правительство? Госдума? Совет Федерации? Общероссийский народный фронт?
Смешные вопросы.

Подробнее...
Яндекс.Метрика