Четверг, апреля 25, 2019

Почему пора говорить об исламе без сантиментов

Недавний теракт в мечети новозеландского города с названием Крайстчерч, что переводится как «Церковь Христова» (ничего себе сочетание: мечеть в церкви Христовой), породила очередную порцию завываний про «исламофобию», от которой всё зло. Ну, что тут скажешь? Исламофобия, так же, как и прочие фобии, – вещь, безусловно, вредная и приводящая ко всякого рода трагедиям. Вот только как с ней бороться?  
Начнём, как водится, с определения термина. «Фобия» – это, строго говоря, не просто страх, а страх иррациональный, не имеющий под собой реальных оснований.

Этот термин в приложении к настроениям общественным суть проблемы изрядно искажает, представляя дело так, что какие-то глупые люди боятся (и потому ненавидят) нечто такое, что на самом деле никакой опасности не представляет.
Однако отчего такие страхи возникают? Просто потому, что люди дураки, или же потому, что дыма без огня не бывает? Верно, увы, второе. Чтобы в этом убедиться, достаточно вспомнить картины ликования «арабской улицы» 11 сентября 2001 года или всемирные протесты мусульман, обиженных карикатурами на пророка Магомета (часть из которых, как выяснилось позже, оказалась сфабрикована самими обиженными).
Про массу терактов, совершенных «солдатами исламского государства» в разных странах и говорить излишне…
Если приверженцы некой религии в массовом порядке и по всему миру демонстрируют антисоциальное поведение, то это уже повод для того, чтобы испытывать некоторую настороженность по отношению к ним, не так ли?
Вопрос вроде бы риторический, но тут-то и начинается самое интересное, поскольку из уст носителей толерантных идеологических установок в случае с исламом мы услышим категорическое: «Не так!» Мол, ислам – религия добра и мира, террористы не имеют национальности, да и сама постановка вопроса о том, как связаны между собой истины ислама и практика «исламского государства» – это злостная исламофобия, с которой надо всячески бороться.  
Проблема только в том, что борьба эта всегда и всюду ведётся по рецептам советского агитпропа 1970-х годов. О фактах, которые «не вписывается» в толерантную картину мира, говорить просто не позволяется, будь это хоть сто раз правда.
Например, факт состоит в том, что ислам на сегодняшний день является едва ли не единственной из «организованных» религий, практикующей кровавые жертвоприношения (мечети на Курбан-байрам превращаются в скотобойни). Фактом является и то, что «великая исламская цивилизация» за последние 600 лет не совершила ни одного научного открытия и не сделала ни одного изобретения; буквально всё полезное – от телескопа и паровой машины до прививок от оспы и атомного реактора – придумали почему-то «неверные». И произошло это не потому, что «неверные» угнетали мусульман и не давали им развиваться. Османская империя в XV-XVII веках была европейской сверхдержавой, но её военное могущество на научно-техническом развитии исламского мира не сказалось никак…
В общем, вопрос о том, что не так с исламом и что в нём мешает социально-экономическому развитию «всемирной уммы», как минимум имеет право быть заданным.
Но дальше – как в советском анекдоте:
- Право имею?
- Имеешь.
- Могу?
- Нет, не можешь!
Но если вопрос «Чем плох ислам?» нельзя задавать в легальной и академической дискуссии, то ответ на него неминуемо будет получен из кругов совсем не легальных и отнюдь не академических; и ответ этот будет краток: «Ислам плох всем, а тех, кто его исповедует, надо физически уничтожать!»
Ответ жуткий, но разве боевики ИГИЛ в своё время не уничтожали в Ираке йезидов именно за «не ту веру»? Скажете, что боевики ИГИЛ – это неправильные мусульмане? А почему неправильные? И если они «неправильные», то почему мусульмане «правильные» по всему миру (в том числе и в Новой Зеландии) ликовали при известиях об их успехах?   
Но опять-таки, эти неприятные вопросы задавать нельзя, поскольку кругом толерантность.
Вот только в этом случае ответы а-ля Андрес Брейвик и Брендон Таррант оказываются «последним словом». А если ответ (пусть даже самый зверский) не оспаривается, то он автоматически становится правильным и начинает требовать перехода к действию. Что и происходит…
И вот что характерно: каждый из «стрелков по мусульманам» считает своим долгом сочинить какой-нибудь «манифест» перед тем, как пойти на дело. Это где-то даже логично – иначе их «исламофобские опусы» никто ни читать, ни обсуждать не станет. А с другой стороны, возникает вопрос: а может, эти стрелки и стрелять бы не стали, если бы их писанину хотя бы обсуждали?
Слишком дорого обходится толерантное нежелание слушать исламофобов. В том числе и прихожанам мечетей…

Новости дня

В России вынесен первый приговор за неуважение к власти

Блогер Юрий Картыжев признан виновным в оскорблении символов государственной власти и оштрафован на тридцать тысяч рублей. Такой приговор ему вынес Чудовский районный суд (Новгородская область).
В качестве наказания по статье «за неуважение» предусмотрена линейка денежных штрафов.

Подробнее...
Первый носитель «Посейдона» спущен на воду

На «Севмаше» спустили на воду специализированную атомную подводную лодку «Белгород». Это первый экспериментальный носитель беспилотной системы «Посейдон», которую на Западе называют «торпедой судного дня».
Режим секретности не позволил журналистам снимать субмарину на фото и видео.

Подробнее...
Ким Чен Ын едет во Владивосток

По информации РИА «Новости», прибытие личного бронепоезда лидера Северной Кореи Ким Чен Ына во Владивосток ожидается в среду, 24 апреля.
Сначала спецпоезд прибудет на станцию Хасан, расположенную почти на границе с КНДР, затем проследует в Уссурийск и далее во Владивосток.

Подробнее...
Общественники требуют запретить чипирование граждан России

В Москве прошла общественная конференция «Принудительная оцифровка личности или свобода человека». Её участники приняли резолюцию, в которой потребовали не разрешать биометрическую идентификацию и чипирование населения. Они считают это уничтожением личной и семейной тайны.
Среди подписавших документ – представители Русской Православной Церкви  и родительских организаций.

Подробнее...

Заметки народного политолога

Прогноз поневоле

Сижу дома, пью чай с Гавриловной, - той, что в нашем храме образа протирает и свечки раздаёт. Заходит Ёлкин. И даже фуражки снять не успев, выпаливает:
- Сколько беженцев с Гуляй Поля наше село после выборов принять способно? С меня начальство сведений требует!
- Это, - говорю, - от милосердия нашего зависит. И опять же, от того, кто к нам хлынет. Ежели народ изнеженный, которому трусы с кружевами нужны – это одно, а ежели механизаторы да электрики – то другое.

Подробнее...
Яндекс.Метрика