Суббота, января 19, 2019

О чём в современной ФРГ предпочитают не вспоминать (Часть 2)

Отдельная и, как показал пример новоуренгойского школяра Коли Десятниченко, набирающая всё большую громкость песня – печальная судьба немецких военнопленных в советских лагерях. Вот где настрадались бедняги, все, как один, «не хотевшие воевать».
Если подходить сугубо формально, смертность среди попавших к нам в плен солдат вермахта была действительно высока. По разным данным, от 15% (по сведениям НКВД-МВД СССР) до 36% (по мнению западных авторов). Американцы в этом плане выглядят настоящими гуманистами: согласно официальной статистике, смертность в их лагерях для немецких военнопленных составляла смешные 0,15% (трое на две тысячи человек). Но тут есть одна хитрость...

В американских лагерях для военнопленных (Prisoners Of War, - POW) всё действительно было неплохо: их обитателей сносно кормили, обеспечивали всем необходимым, они получали письма из дома и посылки от Красного Креста. Беда состояла в том, что далеко не все сдавшиеся в плен немцы подпадали под эту категорию.
В конце апреля 1945-го главнокомандующий войсками союзников в Европе и будущий 34-й президент США генерал Дуайт Эйзенхауэр подписал директиву о создании особого класса заключённых, получившего название «разоружённых сил неприятеля» (Disarmed Enemy Forces, - DEF). На отнесённых к ней бывших немецких солдат не распространялось действие Женевской конвенции о военнопленных, т.е. их попросту перестали кормить и снабжать, предоставив каждому возможность выживать, как сумеет. В отношении этих людей армия США руководствовалась принципом «ни крова, ни удобств» и осуществляла лишь одну функцию – следила, чтобы те не сбежали. На жалобы и апелляции к Женевской конвенции американские офицеры отвечали: «Забудьте про конвенцию. Здесь у вас нет никаких прав».             
Такой подход можно было бы понять, если бы в этот новоизобретенный разряд зачисляли эсэсовцев, карателей и прочих военных преступников. Однако правда состояла  в том, что перевод из категории POW в категорию DEF осуществлялся абсолютно произвольно. Немцев не переводили в другие места, им ничего не объясняли; просто в один прекрасный день выдача пайка в том или ином лагере прекращалась. По некоторым данным, в эту категорию попало от 30 до 40% солдат вермахта, сдавшихся на милость американцев.
Условия жизни в лагерях для DEF были невыносимыми и вполне сопоставимы с теми, с которыми столкнулись советские солдаты в немецком плену в 1941-1942 гг.: скученность, грязь, отсутствие каких-либо санитарных условий, острая нехватка питьевой воды и пищи. Посетившие одну из подобных юдолей скорби полковники медицинской службы армии США Джеймс Мэйсон и Чарльз Бисли так описывали представшую перед их глазами картину: «Сбившиеся за колючей проволокой в кучу для тепла, они являли ужасающее зрелище: около ста тысяч медлительных, апатичных, грязных, измождённых людей с пустыми взглядами, одетых в грязную серую полевую униформу, стояли по лодыжки в грязи…»
Смертность среди этих заключенных была не простой высокой, а запредельной. К осени 1945-го в некоторых лагерях DEF вымерло до трёх четвертей их обитателей. Точных данных о количестве умерших нет, в 1950-х в Пентагоне уничтожили все документы. Немногочисленные западные исследователи, осмелившиеся писать на эту тему, предполагают, что на совести американцев и других западных союзников (главным образом французов, тоже с немцами не миндальничавшими) до миллиона погибших бывших солдат вермахта. И это менее чем за год.
На этом фоне чуть больше полумиллиона немцев, австрияков, венгров, румын и прочих представителей нацистского интернационала, умерших в советском плену с 1941 по 1956 гг., смотрятся не столь впечатляюще. Однако о несчастной судьбинушке несостоявшихся агрессоров общечеловеки на Западе и их российские братья по разуму убиваются до сих пор, а о бедолагах из DEF, свободно и демократично загнувшихся в американском плену, никто не вспоминает. Не было их, и всё тут.
Вообще, историческая память – странная штука; в отличие от генетической, она не передается новым поколениям автоматически. И то, что для дедов было аксиомой, для их внуков может стать выдумкой и мифом. Так, по прошествии десятилетий убийцы и насильники превращаются в спасителей и благодетелей, а те, кто реально пытался помочь, становятся живодёрами и грабителями.  
А ведь сразу после войны сами немцы чётко осознавали разницу между жизнью в советской и союзнических зонах поверженной Германии. Они понимали, что в отличие от вчерашних братьев по оружию, в прямом и переносном смысле уничтожавших страну, русские пытались её возродить, прилагая для этого колоссальные усилия. И с весны 1945-го на протяжении нескольких последующих лет, пока не начал действовать «план Маршалла», мечтой многих немцев из западных земель было перебраться на восток.
Это нашло отражение в письмах, которыми обменивались немецкие военнопленные в СССР со своими родными и близкими в Германии. Вот что писал один из них жене в английскую зону: «Твоя фотография мне сказала всё, могла не писать остального. Обо мне не беспокойся, живу хорошо; у вас очевидно, не так. Теперь мне ясно, что англичане и американцы меньше думают о вас, чем русские. То, что вы получаете на неделю, мы получаем почти на один день…»
А вот что им приходило в ответ: «Тебя, наверное, скоро отпустят домой, и ты этому радуешься. Не хочу тебя разочаровывать, но правду сказать нужно. Условия жизни во французской зоне очень плохие, кругом бедствие и голод. Перспектив на будущее не видно. Тебе лучше живётся в плену, чем нам здесь на свободе и на родине…»
Или другой пример: «Долго ли мы еще должны терпеть эту нужду? С питанием стало очень тяжело и на следующий месяц обещают нормы ещё уменьшить. Если американцы думают заморить нас голодом, то лучше бы сказали сразу и не обманывали сказками о том, что в русской зоне ещё хуже…»
Комментарии тут, как говорится, излишни.
Работавший в послевоенной Германии и приложивший немало бесплодных усилий для улучшения участи её гражданского населения глава Института медицинский исследований ВМС США Альберт Бенке отмечал: «Начиная с 1945-го и по середину 1948 года, мы наблюдали порабощение, унижение и уничтожение целой нации…»
В советской зоне американскому военному медику бывать не доводилось, поэтому эту оценку он дал только на основании того, что видел в той части Германии, куда его соотечественники принесли «свободу и демократию».
    

Новости дня

В России создают атомную подводную лодку-ледокол

Конструкторское бюро «Малахит» (разработчик атомных подводных лодок) представило Военно-морскому флоту России проект субмарины, способной плавать во льдах.
Благодаря особой форме корпуса, подводная лодка будет способна проходить льды толщиной более одного метра в надводном положении. Совсем недавно такая задача считалась технически нерешеаемой.

Подробнее...
Герман Греф заявил, что России не нужны инженеры

Как сообщило информационное агентство «Катюша», на одиозном «Гайдаровском форуме» глава Сбербанка Герман Греф призвал «перетряхнуть вузы, так как стране не нужно столько инженеров». По его мнению, в России «развелось слишком много людей с ненужными профессиями», которых готовят ненужные институты и университеты. Причина простая и ясная: эти вузы - государственные.

Подробнее...
«КамАЗ» опять выиграл ралли «Дакар»; вопреки организаторам

Российский экипаж Эдуарда Николаева из команды «КамАЗ-Мастер» первенствовал в классе грузовиков на завершившемся в Перу ралли-марафоне «Дакар-2019». Обладателем «серебра» стал экипаж Дмитрия Сотникова, также представляющий «Синюю армаду». Многолетний конкурент наших голландец Жерар де Рой на «Iveco» довольствовался «бронзой».

Подробнее...
Российский суд передал антифашистку Елену Бойко в руки СБУ

Украинская журналистка Елена Бойко, выдворенная из России на Украину, была сразу же арестована СБУ за «пропаганду и распространение в интернете материалов антиукраинского характера», а также «посягательство на территориальную целостность и неприкосновенность Украины».

Подробнее...

Заметки народного политолога

Фанарская ярмарка перед Рождеством

Давным-давно Николай Васильевич Гоголь рассказывал читателям «Сорочинской ярмарки» про чёрта, который проворовался и, чтобы поправить свои финансовые дела, продал хохлам красную свитку.
Ныне и канун Рождества тот же, и черти куролесят по-прежнему.
Бывший президент хутора Ющенко ковыряет подсвечником в носу, недо-бывший президент хутора Порошенко неистово крутит чётки от комплекта кагора «Монастырский», - видимо, в надежде, что ещё не вся бутылка опустела…

Подробнее...
Яндекс.Метрика