Вторник, июня 19, 2018

Из эксклюзивного цикла «Маленькие комедии Третьего рейха»    

Решившись снимать свой первый фильм, актриса и интеллектуалка Лени Рифеншталь очень скоро поняла, что в этой профессии десять процентов творчества и девяносто – рутины, беготни и ругани. Случаются и серьезные конфликты, причём, с сильными мира сего.  
Лени очень напугало внезапно возникшее неприязненное отношение к ней заместителя фюрера Рудольфа Гесса, которого окружающие боялись не меньше, чем самого Гитлера. Будучи в дружеских отношениях с молоденькой сестрой Гесса и женой фюрера Трудового фронта Роберта Лея Маргаритой, Рифеншталь несколько раз жаловалась подруге, как ей приходится трудно.

Во время съёмок своего второго фильма – «Триумф воли» – Лени писала ей:  
«Всё трудно и скомкано. Столько туповатых мужчин вокруг...  Боже праведный, какие они все во главе с фюрером невыносимые люди! А твоего мужа (Роберта Лея) вообще невозможно снимать. Когда он видит камеру, он издевается над ней. Он думает, что издевается надо мною. А издевается он над тем, что останется в истории…»    
Так и тянет посочувствовать. Ведь даже трёхминутный смотр Трудового фронта Лени снимала 12 часов.
Перед началом съезда Гитлер решил проинспектировать Трудовой фронт. Сначала он потребовал провести парад, но его переубедили: у парней ещё нет формы, они не натасканы ходить в ногу. Гитлер согласился просто пройти вместе с Леем вдоль строя, поулыбаться.
Из письма Лени подруге Маргарите:
«Первый проход – фюрер великолепен: величие и простота. Но доктор Лей, идущий за ним следом, вдруг начал материть своего зама... Испорчен кадр. Второй проход. Роберт поглядел куда-то и вдруг выпал из кадра, просто ушёл. Фюрер проходит один. Снова брак: они должны быть в кадре оба… Третий проход – доктор Лей закурил. Идёт за фюрером вразвалочку и дымит. Брак.
Остался заключительный  проход, его я и вставила в монтаж. Но в нём и фюрер уже не тот – вдруг решил с кем-то пообщаться…  А Роберт… ты сама всё видишь – то нос у него чешется, то руками машет…»
И дальше:
«Взяла в кадр несколько лиц, на которые Роберт мне указал заранее. Они великолепны.
«Хороши, - говорит, - не правда ли? Под два метра, носы орлиные… Это я тебе парней из СС выставил. А мои все больные, дегенераты…»
Но настоящим  кошмаром Лени Рифеншталь стал Геббельс. Он постоянно требовал показывать ему ещё не смонтированный материал, давал советы по монтажу, а иногда брал ножницы и сам резал пленку, демонстративно бросая в корзину большие куски. И всё это на глазах у членов съемочной группы, словно нарочно роняя авторитет режиссера и показывая, кто здесь хозяин. А потом дал Лени понять, что если она «хочет мира», то пусть навестит его в загородном доме, и там они окончательно «поладят».
Лени подруге жаловаться не стала. Но Маргарите то-то рассказал о домогательствах рейхсминистра. И она предложила Геббельса наказать:
«Полечу с детьми в Мюнхен. И сама завезу Полю (так они называли Геббельса, по его второму имени Пауль) отснятый материал…»
Две рассерженных женщины решительно осуществили свой план.  
Лени улетела в Рим по приглашению Муссолини, которое ей устроил ничего не знавший о панах сестры Гесс, а Маргарита отправилась в загородный дом Геббельса с коробками киноплёнки.
Геббельс подготовился к встрече с Лени Рифеншталь: гостиная, уставленная букетами цветов, столики с шампанским, свечи, приоткрытая в спальню дверь… Гостью он вышел встретить в рубашке, расстегнутой до пояса, и с таким выражением лица, которое не оставляло сомнений в его намерениях.
Адъютанты внесли коробки с плёнками и вышли. За ними появилась Маргарита.  
Увидев её, Геббельс пережил ощущение двустволки, давшей осечку сразу обоих стволов. Потом его охватил ужас. «Любимице, сестре и супруге» стоило лишь обмолвиться о том, какой «странный» прием устроил ей рейхсминистр, и… о  последствиях ему даже думать не хотелось.
Домогательства к Лени Геббельсу пришлось оставить и переключиться на актрис.

Новость дня

Новые пошлины для интернет-покупок



Федеральная таможенная служба предложила облагать пошлиной покупки любой стоимости в зарубежных интернет-магазинах. Инициатива направлена в Минфин.

Подробнее...

Заметки народного политолога

Ну, а что вы хотели…



Вот, нынче все пенсионный возраст обсуждают. Вернее, его повышение, - чтоб «на дожитие» много времени не осталось. Пара-тройка лет – и точка…
Некоторые особо несознательные уже и челобитные президенту пишут: мол, не губи, милостивец, дай ещё чуток воздухом свободы подышать.
В обществе налицо массовый когнитивный диссонанс. Публика уже без малого три десятка лет живёт при капитализме, к которому стремилась ещё в эпоху «раннего диссидентства», а всё ж таки продолжает ощущать себя в социализме-тоталитаризме с его бесплатной медициной и пенсиями, на которые можно  было пожить, вдыхая воздух несвободы, весьма продолжительное время.

Подробнее...
Мундир



Знаем, видели: главный начальник нашего государства не прочь иногда облачиться в военную форму. А тот, кто этому факту до сих пор удивляется, просто ничего не смыслит ни в истории, ни в политике.
Во времена, не столь отдалённые, не только советники тайные да статские, но даже простые колежские асессоры – все, как один, в мундиры одевались. Но не оттого, что вкуса индивидуального не имели. Порядок такой был. Пусть даже у некоторых на обновление того облачения и не всегда хватало жалования. А почему так было? Правильно. Потому что мундир – это всегда серьёзно.

Подробнее...
Чтобы мощные понесли немощных (из монологов юродивого)



Брат мой!
Ты властвующий. Расскажи мне про высоту твоей власти, и я тебе открою бездну твоего небытия.
Ты видел американские каньоны? А знаешь, как они появились? Некогда бурная река разделила сушу и, опускаясь всё ниже и вымывая породу, разделила материк пропастью. Люди заглядывают в неё с головокружительной высоты, но никому в голову не придет, что то место, где стоят они, и противоположные скалы – одна земля.
Твоя опора – это один народ. Но когда пропасть между бедными и богатыми велика, нет возможности соединить эти берега.

Подробнее...
Нехорошая картина



Пишут вот, что опять на картину Ильи Репина «Иван Грозный и его сын Иван» в Третьяковке покушение случилось. Некий непьющий принял на грудь наркомовские 100 граммов, подошёл к картине и возмутился её содержанием. Потом взял столбик ограждения и картину изрядно подпортил.
С этой персоной опять незадача. Первый раз по ней иконописец-старообрядец, сын мебельного фабриканта три раза ножом прошёлся. Случилось сие 6 января 1913 года. Так что пришлось художнику лица своих персонажей заново переписывать.
Узнав о порче картины, хранитель Третьяковской галереи Е.М.Хруслов под поезд бросился, словно Анна Каренина…

Подробнее...
Яндекс.Метрика