Воскресенье, февраля 17, 2019

«Стакан воды» для президента Бенеша

День 30 сентября для Чехословакии по-особенному позорный. Именно в последний день сентября 1938 года правительство Чехословакии согласилось принять условия Мюнхенского сговора и без сопротивления отдать гитлеровской Германии пограничный Судетский район.
Страна, согласившаяся отдать агрессору кусок своей территории, превратилась из субъекта международных отношений в «предмет переговоров», о котором никто и не вспомнил, когда Гитлер оккупировал её окончательно.

Да и в послевоенный период за чехами укрепилась слава народа, всегда готового сдаться.
Однако могло ли всё быть иначе? А ну, как правительство в Праге решилось бы послать подальше «мюнхенских миротворцев» и отказалось соблюдать «мирные договоренности»?
Формально президент Чехословакии Бенеш имел на это полное право. Чешские представители в «мюнхенской конференции» участия не принимали, Чемберлена и Даладье чешский парламент на совершение «дипломатических сделок» за свой счёт не уполномачивал, так что все «мирные соглашения», подписанные в Мюнхене, по сути, были клочком бумаги, которому место в архиве (в лучшем случае).
Разумеется, отказ от признания Мюнхенского сговора означал бы для Чехословакии неизбежную войну с Германией. А возможно, что ещё и с Польшей, зарившейся на Тешинский край.
Ситуация для чехов была крайне неприятной, но всё-таки не безнадёжной. Чехословацкая армия была к тому времени отмобилизована, танков в её распоряжении было едва ли не больше, чем у немцев, в Рудных горах были построены мощные оборонительные сооружения…
Разумеется, вермахт по численности превосходил чешскую армию, но в Чехии имелась развитая дорожная сеть, которая позволяла в случае войны быстро перебрасывать войска на самые «горячие» участки.  К тому же, на дворе был уже конец сентября, и через месяц в Рудных горах должен был выпасть снег, что сделало бы горные перевалы непроходимыми.
К тому же, в самой Германии генералы были не в восторге от планов Гитлера и даже планировали совершить военный переворот, если что-то пойдёт не так.
Разумеется, в ситуации «один на один» чехам вряд ли бы удалось отбиться. Но кто сказал, что Чехословакия осталась бы одинокой? Ну да, Англия и Франция решили наплевать на свои «союзные обязательства» по отношению к чехам… Однако оставался ещё Советский Союз, который весь сентябрь 1938 года концентрировал войска на западных границах.
Конечно, у СССР тогда не было общей границы с Чехословакией, но как раз накануне Мюнхена власти Румынии дали понять Москве, что «ничего не заметят»,  если советские самолеты пролетят над её территорией на помощь чехам. А чехам если чего и не хватало всерьёз, то именно авиации.
В общем, день 30 сентября мог бы оказаться для «мюнхенских миротворцев» холодным душем, если бы чехи твердо решили сопротивляться. Но…
События, развернувшиеся в Праге в этот день напоминают пьесу Эжена Скриба «Стакан воды», в которой английская королева за один день несколько раз меняет свои решения; только в роли этой придурковатой королевы оказался чешский президент Бенеш.  
Когда утром 30 сентября в Праге стало известно о деталях подписанных в Мюнхене «мирных соглашений», народ начал стихийно выходить на улицы, требуя сопротивляться. Видя такое дело, Бенеш в 9:30 утра позвонил советскому полпреду Александровскому и спросил, окажет ли СССР Чехословакии военную помощь, если её правительство на чрезвычайном заседании отвергнет условия «мирного урегулирования». Ответ Бенеш желал получить немедленно, то есть до пяти часов вечера.
Просьба, что и говорить, не стандартная. Однозначное согласие означало бы для СССР прямое участие в чешско-германской войне (а возможно, и войну с Польшей). Тем не менее, советский посол тут же написал соответствующую депешу, отдал её в шифровальный отдел, а сам отправился в Пражский Град, чтобы выяснить общую обстановку и степень чешской решимости воевать.
Уже к полудню Александровский узнал, что на чрезвычайном заседании чешский кабинет министров  решил сдаться и принять мюнхенский диктат. Соответственно, утренний вопрос Бенеша о военной помощи стал неактуален, и уже в 13:40 Александровскому пришлось спешно отправить в Москву еще одну шифротелеграмму: отбой, никакой помощи уже не надо, чехи сдались.
Между тем, из-за сложностей с работой телеграфных линий обе депеши пришли в Москву и были дешифрованы почти одновременно: «военная» в 17:00, а «мирная» в 17:45.
Это повергло наркоминдела Литвинова в изумление, и из Москвы в Прагу ушла телеграмма с вопросом:
«Сообщите срочно, в котором часу Вам было передано Бенешем сообщение, изложенное в Вашей первой телеграмме... Нас интересует, действительно ли между первым и вторым сообщениями Бенеша было принято решение правительства капитулировать...»
1 октября Александровскому пришлось объясняться: «Бенеш не ссылался на неполучение ответа от СССР. Скорее наоборот: он и левая часть правительства, видимо, исходили из предпосылки, что СССР придёт на помощь при первой возможности…»
То есть, не «отсутствие согласия СССР» на оказание военной помощи подвигло Бенеша на капитуляцию. А что же? Вот еще телеграмма полпреда Александровского из Праги:
«На заседании правительства было ясно и точно сформулировано также такое утверждение: в Мюнхене Гитлеру удалось убедить Чемберлена и Даладье, что в данной ситуации большую опасность для мира в Европе представляет не он, а СССР... Это убеждение явилось фактическим основанием для создания блока четырёх против СССР. Если Чехословакия сегодня будет сопротивляться и из-за этого начнется война, то она сразу превратится в войну СССР со всей Европой…»
Кто именно запугал Бенеша бредовой теорией «блока четырех держав» против СССР, так и осталось неясным. Но факт налицо: чешский президент всего за пару часов утратил всю свою «утреннюю» решимость сопротивляться и предпочел сдать свою страну без боя.
Разворот вполне в духе трагикомедии Скриба, в которой английская королева в очередной раз переменила свое мнение в пользу заключения Утрехтского мира из-за того, что ей не так подали стакан воды.
Смешно? Ну да… почти. Если только не знать во что обошёлся Чехословакии и всей Европе этот «стаканчик воды» для президента Бенеша…

Новости дня

Владимир Ковтун получил заслуженную награду – он стал Героем России

В день тридцатой годовщины вывода советских войск из Афганистана президент России Владимир Путин подписал указ о присвоении звания Героя России полковнику запаса Владимиру Павловичу Ковтуну. В составе группы спецназа ГРУ в январе 1987 года Ковтун первым смог захватить у афганских моджахедов в Кандагаре американский ПЗРК «Стингер».

Подробнее...
ФСБ нанесла очередной удар по террористическому подполью в Крыму

Как сообщило агентство «Русская весна» со ссылкой на пресс-службу ФСБ, Красногвардейский район Крыма стал местом проведения крупной антитеррористической операции.
Сотрудники ФСБ провели обыски по адресам, где, по имеющимся данным, проживают члены террористической группировки «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами».

Подробнее...
Наталия Поклонская: в российском парламенте ещё остаются «арашуковы»

В эфире телеканала RTVI (программа «На троих», которую ведут Алексей Пивоваров и Тихон Дзядко) депутат Госдумы Наталия Поклонская заявила, что в российском парламенте все ещё остаются «арашуковы», то есть люди, которыми должны заинтересоваться правоохранительные органы.

Подробнее...
Кто-то подсунул Путину «дохлую» идею создания сверхзвукового лайнера

Президент Путин в очередной раз озвучил идею создания сверхзвукового гражданского самолёта на основе стратегического Ту-160.
Ряд СМИ распространили заявление одиого из ведущих специалистов фирмы «Туполев», который назвал создание гражданского самолёта на базе ракетоносца «практически невыполнимой задачей».

Подробнее...

Заметки народного политолога

Жёлтые жилеты, вежливые люди...

Приехал ко мне племяш Костя. На побывку. Точнее, в отпуск. Из города Парижа. Не из того, который в Челябинской области, а из самого, что ни есть, натурального – с Эйфелевой башней и любовью на каждом шагу. Он там давно живёт.
Сидим, закусываем. И спрашиваю я его с ехидцей:
- Жёлтый жилет от Сороса не привёз? Это ж он гадит, чтобы Францию на корню извести.
Опрокидывает племянник гранёный бокал, занюхивает «ту, что пожиже воды» чёрным хлебушком и говорит:
- Да я сам в жёлтом жилете по Парижу хожу, а про Сороса пусть его местные клиенты рассказывают.
И поведал он мне вот что…

Подробнее...
Яндекс.Метрика