Воскресенье, декабря 16, 2018

«Отцы и дети»: китайское прочтение (Часть 3)

Потеряв малую родину и расставшись с мечтами о её благоустройстве, Чжан Сюэлян подал в отставку и укатил за границу. Обратно он возвращаться не собирался, рассчитывая осесть во Франции. За время путешествия «Молодой маршал» много общался с европейскими политиками, среди которых были итальянский дуче и английский премьер-министр. Из разговоров с ними он понял, что до Китая и его проблем на Западе никому нет дела. Этот грустный вывод и настойчивые просьбы Чан Кайши заставили бывшего правителя Маньчжурии отказаться от первоначальных намерений и сесть на пароход, плывущий в Китай.

В страну он вернулся излечившимся от наркозависимости и уверенным в том, что спасение китайцев – дело рук самих китайцев. Он считал, что только объединение всех патриотических сил сможет остановить японскую агрессию, а с идеологическими разногласиями можно разобраться и после победы. Его начальник Чан Кайши этих взглядов не разделял, настаивая, что сначала надо уничтожить коммунистов.  
Противоречия между соратниками достигли апогея в конце 1936 года, когда произошел т.н. «Сианьский инцидент». Многие историки полагают, что это событие в известной степени определило всю дальнейшую историю Китая. 12 декабря Чжан Сюэлян арестовал Чан Кайши в его резиденции в окрестностях города Сиань и держал под стражей до тех пор, пока глава государства не согласился на встречу с посланцем Мао Цзэдуна и будущим премьером госсовета КНР Чжоу Эньлаем. Итогом напряжённых переговоров стала договоренность о поддержке коммунистами Чан Кайши в борьбе с японцами. Взамен тот обещал прекратить преследование КПК. На этой базе позже было заключено соглашение об образовании единого антияпонского фронта.
Хотя союз между коммунистами и гоминьдановцами носил во многом формальный характер и постоянно нарушался обеими сторонами, он всё-таки позволил Китаю притушить пожар гражданской войны и худо-бедно продержаться против японцев до августа 1945-го, когда Советская армия положила конец беспределу самураев на земле Поднебесной. И благодарить за это следует Чжан Сюэляна.
Сам же «Молодой маршал», когда кризис благополучно разрешился, поступил так, как того требовала офицерская этика. Он не только освободил Чан Кайши, но и тут же сдался ему, заявив о готовности понести любое наказание. Лидер Гоминьдана такое благородство не оценил, отдав мятежника под трибунал. Его лишили званий и наград, приговорив к десяти годам тюрьмы, хотя поначалу собирались расстрелять.
Чан Кайши «смягчил» наказание, заменив тюрьму на домашний арест, срок которого не был определён. Когда гоминьдановцы потерпели поражение в гражданской войне 1946-1949 годов, Чжан Сюэляна перевезли на Тайвань. Даже после смерти Чан Кайши, его обидчик оставался под арестом. «Молодой маршал» вышел на свободу только в 1991 году, уже глубоким стариком. В заключении, пусть и достаточно комфортном (с библиотекой, едой из ресторана, телевизором и в обществе жены), он провёл более полувека.
Справедливости ради, китайские коммунисты не забыли человека, который помог им выжить в трудные годы. Через посредников они неоднократно предлагали тайваньскому правительству освободить заключенного, но неизменно получали отказ. Когда состарившийся «Молодой маршал» вышел из-под ареста, власти КНР предложили ему вернуться на материк, обещая разнообразные плюшки, вплоть до возврата всего имущества и полного государственного обеспечения. Но бывшему правителю Маньчжурии это было не нужно. Он уехал на Гавайи, где умер в 2001 году в возрасте ста лет.
Тогдашний председатель КНР и генсек ЦК КПК Цзян Цзэминь направил родным Чжан Сюэляна телеграмму с соболезнованиями, в которой назвал покойного «национальным героем» и «великим патриотом». И это не было преувеличением. В Китае, и особенно в северо-восточных провинциях, его до сих пор вспоминают с теплотой. Имя Чжан Сюэляна носит основанный им университет в Мукдэне (Шэньяне) и благотворительный фонд; там же находится его музей, у входа в который стоит памятник «Молодому маршалу».
Чжан Сюэлян, фактически добровольно принесший себя в жертву ради единого и независимого Китая, опроверг известную пословицу о яблоке и яблоне, дав всем детям «сильных мира сего» достойный пример для подражания. Жаль, что последовать ему до сих пор захотели не многие.       

Новости дня

Министр обороны США уклоняется от предложения Шойгу

Сергей Шойгу предложил своему американскому коллеге Мэттису обсудить разногласия по Договору о ракетах средней и меньшей дальности (РСМД). В Вашингтоне делают вид, что не слышат предложения российского министра обороны. Нет даже формального ответа.

Подробнее...
«Объединительный» съезд проваливается; радикалы продолжают захват храмов

На Украине уже открыто называют фарсом попытку созыва «объединительного» съезда УПЦ, целью которого является глубокий церковный и общественный раскол. Из десяти митрополитов на мероприятие прибыли только двое.

Подробнее...
ЦСКА побеждает, но вылетает; «Зенит» проигрывает, но идёт дальше

Перед зимними каникулами ведущие российские команды провели последние матчи в еврокубках. В плане качества игры (но не итогового результата) порадовал только ЦСКА, крупно обыгравший в гостях мадридский «Реал».

Подробнее...
Украинских заключённых отпустили домой

В качестве жеста доброй воли власти Луганской Народной Республики (ЛНР) передали украинской стороне 42 заключенных, осужденных ещё до начла гражданской войны в 2014 году.
Всех их передали на мосту, на линии соприкосновения сторон, в районе посёлка Счастье.

Подробнее...

Заметки народного политолога

Вот такая «экономикс»

В селе нашем опять беда: понаехали к нам специалисты по какой-то «экономикс», чтобы проводить реформы – повышать эффективность кредитов, переводить доение коров на «цифру» и всё такое.
Понятное дело, что поднимать варягов сразу на вилы – не комильфо. Да и к ответственности привлечь могут. Собрались мы тогда на завалинке и пригласили для разговора нашего участкового Ёлкина, чтобы высказал он свое компетентное мнение по поводу реформ.

Подробнее...
Яндекс.Метрика