Воскресенье, февраля 17, 2019

Неприятный юбилей одной геополитической трагедии

О восьмидесятой годовщине Мюнхенской сделки (или сговора) сказано и написано не просто много, а очень много. Вроде всё ясно: западные «демократии» сдали Чехословакию гитлеровской Германии, чтобы… А вот дальше становится не совсем понятно.
Привычный старшему поколению тезис о том, чтобы «развернуть гитлеровскую агрессию на восток, против СССР» никакой критики не выдерживает. Хотя бы потому, что у Германии не было общей границы с СССР ни до Мюнхена, ни после.

Польша и Румыния по-прежнему отделяли их друг от друга.  Кроме того, престиж СССР от Мюнхенской сделки не пострадал никак. Сталинские дипломаты в тот «мирный процесс» не вляпались, в «политическом урегулировании» не участвовали и даже предложили оказать военную помощь чехам и без участия «демократий» (что, между прочим, было чревато войной между СССР и Польшей).
Чехи, правда, отказались… Ну, так кто ж им, в таком случае, доктор? Сталину после этого оставалось только умыть руки и ждать скорых и неминуемых предложений о сотрудничестве, которые просто не могли не последовать. Почему не могли? Потому, что жизнь такая…
Тут надо вспомнить о том, что представляла собой так называемая Версальская система, с которой так непримиримо боролся Гитлер. А представляла она собой набор международных «сдержек и противовесов», которые были направлена не только против Германии, но и против России (СССР).
Создатели Версальской системы (Клемансо, Ллойд-Джордж и др.) к концу Первой мировой войны оказались в ситуации поистине уникальной. Самый главный вопрос о том, какой кусок при послевоенном разделе добычи должен достаться России, отпал сам собой; придумыванием оснований для того, чтобы не отдавать бывшей союзнице «твёрдо обещанные» в 1915 году Черноморские проливы, можно было не заморачиваться. Соответственно, можно было и не заботиться о том, чтобы не ограбить Германию слишком сильно; если бы Россия по-прежнему сохранялась, то Германия была бы нужна в качестве «противовеса». Но поскольку Версальский мир подписывали в 1919 году, в разгар гражданской войны, то можно было и тут не стесняться – если России как единого государства нет, то и противовес ей не требуется. Следовательно, vae victis: «немец за все заплатит!»
Правда, оставалась одна маленькая проблемка. Коль скоро Германия (пусть и обобранная до нитки) всё же сохранится, то кто-то должен будет «уравновешивать» и её…
Однако творцы Версальского мира решили, что слабой и униженной Германии один большой противник будет ни к чему, а сгодятся и несколько средненьких в виде Польши, Чехословакии и Румынии. О такой пузатой мелочи, как Финляндия-Эстония-Латвия-Литва, если кто и вспоминал, то исключительно из соображений эстетических: они придавали полосе «маленьких, но гордых и независимых стран» вдоль западных границ Красной России некую художественную завершённость.
При этом Клемансо с Ллойд-Джорджем прекрасно понимали, что «маленькие, но гордые» между собой непременно перессорятся (а то и передерутся), и специально на этот случай придумали Лигу Наций, чтобы держать эти склоки в узде. А чтобы чехи-поляки-румыны не забывали, кто им, собственно, нарисовал в Версале такие красивые границы, с ними были подписаны различные союзные договоры и конвенции на случай конфликта с Германией.
И всё было некоторое время хорошо. Победители исправно грабили немцев репарациями, «маленькие, но гордые» периодически затевали военные конфликты с Советской  Россией (тут уместно вспомнить не только про советско-польскую войну 1920 года, но и про «карельскую войну» с Финляндией в 1921-1922 годов), обеспечивали пресловутый «санитарный кордон» и массу более мелких пакостей.
Эта версальская идиллия закончилась в 1933 году, когда к власти в Германии пришел Гитлер. Он, первым делом, напрочь отказался платить репарации, вторым – вывел Германию из Лиги Наций, а третьим… подписал в 1934 году договор с Польшей. Последнее было важнее всего: Польша, которую в Версале определили в «главный противовес Германии», решила, если что, в драку с этой самой Германией первой не лезть.
Ну, а дальше было известно что: референдум в Сааре, ввод германских войск в Рейнскую зону, перевооружение вермахта, аншлюсс Австрии…
Версальская «система сдержек и противовесов» рушилась на глазах, но всё-таки продолжала формально существовать, поскольку гарантии, данные «маленьким, но гордым», вроде как, оставались в силе. В отличие от воли к исполнению этих гарантий...
Но вот наступил сентябрь 1938-го. В Мюнхене «великие демократии» наглядно показали, что все их гарантии и военные конвенции не стоят той бумаги, на которой они написаны.
То есть, в ночь с 29 на 30 сентября 1938 года состоялся не только раздел Чехословакии, но ещё и торжественные похороны Версальской системы. После чешского казуса бывшие «маленькие, но гордые» резко заметались, пытаясь найти себе новых покровителей. При этом Венгрия предпочла по-быстрому скорешиться с Германией, а Румыния и Финляндия впали  в глубокую задумчивость. И только Польша, сумевшая урвать свой кусочек от  Чехословакии, возомнила себя великой державой, которой никто не указ, в том числе и «великие демократии».
Этим она, собственно, и подписала себе приговор.
Когда в Лондоне и Париже уразумели, наконец, что  «Версаль – всё...» и кинулись заманивать СССР в старую добрую англо-франко-русскую Антанту по образцу 1914 года, то оказалось, что соорудить такой союз без Польши невозможно (поскольку советско-германской границы по-прежнему нет), а с Польшей – невозможно тем более.
Произошла, как говорится, «геополитическая катастрофа». Старая система международных отношений дала дуба, а соорудить новую систему союзов было не из кого и нечем. Если в 1914-м союзники могли обещать Николаю II черноморские проливы и Галицию, то в 1939-м они не смогли пообещать Сталину вообще ничего.
Иосифу Виссарионовичу в таком случае оставалось тяжело вздохнуть и вежливо поинтересоваться в Берлине: «А что, если...»
А дальше выбор, вставший перед Сталиным, был прост – либо воевать с Германией на территории Польши за англо-французские интересы «за спасибо», либо не воевать с Германией и много чего вкусного за это получить.
Вот вы бы что предпочли на его месте? То-то…
В общем, главы «четырёх великих держав», собравшись в Мюнхене, не только торжественно похоронили Версальскую систему, но и открыли путь к новой войне. И, что характерно, Вторую мировую войну из этой четвёрки пережил только Эдуард Даладье.  

Новости дня

Владимир Ковтун получил заслуженную награду – он стал Героем России

В день тридцатой годовщины вывода советских войск из Афганистана президент России Владимир Путин подписал указ о присвоении звания Героя России полковнику запаса Владимиру Павловичу Ковтуну. В составе группы спецназа ГРУ в январе 1987 года Ковтун первым смог захватить у афганских моджахедов в Кандагаре американский ПЗРК «Стингер».

Подробнее...
ФСБ нанесла очередной удар по террористическому подполью в Крыму

Как сообщило агентство «Русская весна» со ссылкой на пресс-службу ФСБ, Красногвардейский район Крыма стал местом проведения крупной антитеррористической операции.
Сотрудники ФСБ провели обыски по адресам, где, по имеющимся данным, проживают члены террористической группировки «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами».

Подробнее...
Наталия Поклонская: в российском парламенте ещё остаются «арашуковы»

В эфире телеканала RTVI (программа «На троих», которую ведут Алексей Пивоваров и Тихон Дзядко) депутат Госдумы Наталия Поклонская заявила, что в российском парламенте все ещё остаются «арашуковы», то есть люди, которыми должны заинтересоваться правоохранительные органы.

Подробнее...
Кто-то подсунул Путину «дохлую» идею создания сверхзвукового лайнера

Президент Путин в очередной раз озвучил идею создания сверхзвукового гражданского самолёта на основе стратегического Ту-160.
Ряд СМИ распространили заявление одиого из ведущих специалистов фирмы «Туполев», который назвал создание гражданского самолёта на базе ракетоносца «практически невыполнимой задачей».

Подробнее...

Заметки народного политолога

Жёлтые жилеты, вежливые люди...

Приехал ко мне племяш Костя. На побывку. Точнее, в отпуск. Из города Парижа. Не из того, который в Челябинской области, а из самого, что ни есть, натурального – с Эйфелевой башней и любовью на каждом шагу. Он там давно живёт.
Сидим, закусываем. И спрашиваю я его с ехидцей:
- Жёлтый жилет от Сороса не привёз? Это ж он гадит, чтобы Францию на корню извести.
Опрокидывает племянник гранёный бокал, занюхивает «ту, что пожиже воды» чёрным хлебушком и говорит:
- Да я сам в жёлтом жилете по Парижу хожу, а про Сороса пусть его местные клиенты рассказывают.
И поведал он мне вот что…

Подробнее...
Яндекс.Метрика