Суббота, декабря 16, 2017

 «Здесь – помню, а здесь – нет…» Так говорил персонаж фильма «Джентльмены удачи» в исполнении актёра Леонова. 
Примерно такое же впечатление произвела на меня «прямая линия» с президентом Путиным: «Здесь – президент, а здесь – нет…» 
О высокой мировой политике-геополитике, как ни крути, в этот раз говорили мало. В основном – о делах наших скорбных, о внутренних. И получается, что и здравоохранение, и жильё, и экология, и… ну, и, в общем, почти всё остальное если не в полном, то всё-таки в загоне.  

Да, мы живём и даже выживаем. Во многом за счёт своих внутренних, в том числе духовных, нравственных ресурсов. Потому что русские мы…  
Но это всё-таки лирика. А в сухом остатке «прямой линии» – развёрнутая картина паралича системы государственного управления. 
Ну, нет его, управления этого. Системы нет. «Бить по хвостам» можно до бесконечности. И одного-другого-третьего губернатора посадить; и одной-другой больной девочке помочь; и повелеть десяток грязных и холодных бараков расселить…
А тем временем «весы» государственной власти, - «президент – политический класс», - как-то всё больше в сторону этого чиновничьего «политического класса» склоняются. Получается что-то вроде: «Ты президент, вот и занимайся там своей внешней политикой, воюй, командуй. А уж здесь, внутри, мы сами с усами, сюда не лезь…»  
И ведь не лезет. О многом из происходящего в подлунном мире лишь на «прямой линии» и узнаёт…
А тогда на кой пёс, спрашивается, существует Администрация президента, мудрецы-аналитики всякие, пресс-секретарь с дорогими часами и прочее, прочее…
До сих пор я не могу отделаться от впечатления, что «прямая линия» для президента – единственная возможность с народом через голову «политического класса» поговорить, душу отвести. И тут уж не разберёшь, кто кому больше жалуется – народ президенту или президент народу.
М-да…
А недавно приснилось мне, будто государь Николай Второй с народом по «прямой линии» общается. И жалуется он со слезою в голосе на воров-казнокрадов, на революционеров-бунтовщиков, на министров-предателей…
Проснулся я в холодном поту. И больше заснуть уже не мог.