Суббота, декабря 16, 2017

Вечер. 2020 год. 9 мая. Вашингтон. Федеральный округ Колумбия. США. 
Сенатор Маккейн принял традиционную смесь валокордина с настойкой боярышника и, тяжело вздохнув, включил телевизор. По всем каналам шли новостные выпуски. То, что передавали, не радовало. Впрочем, в последнее время так было почти всегда. 
Сначала показывали сюжеты о параде в Москве. По Красной площади шли ровные коробки солдат и курсантов, танки и ракетные установки. По ясному, без единого облачка, небу плыло число «75», составленное из истребителей и штурмовиков. 
«И не надоест никак этим русским. Ведь семьдесят пять лет прошло, никого из участников войны, поди ж ты, в живых уже не осталось, а они всё День Победы отмечают. И даже погода в Москве праздничная, а у нас третий день дожди поливают», - с тоской подумал сенатор. 


Камера скользнула по трибунам, показав лица иностранных гостей. 
«Да, многовато их. Почти вся Европа здесь. Не то, что пять лет назад, - грустно подумал сенатор, - сейчас от желающих отбоя нет. Да ещё русские не всех к себе пустили. Вон, поляки как только не намекали, что тоже хотели бы приехать. Всё равно отказали. Впрочем, правильно сделали. Вовремя надо было полякам остановиться. Нет, всё извинений за Катынь и Освенцим требовали. И вот, получили по морде, вместо извинений…»  
На секунду в кадр попала довольная физиономия президента Франции. Тот просто светился от счастья, что было особенно заметно на фоне сидевших рядом немецкой канцлерши и итальянского премьера. В этот момент по площади в нелепых каскетках с плюмажами маршировали французы. Над их коробкой развевалось знамя авиаполка «Нормандия – Неман». 
«Ишь, радуется лягушатник, - прокомментировал увиденное Маккейн, - всё-таки сумел уговорить русских. Мол, тогда вместе били нацистов, и сейчас хотим быть рядом. Верно, с победителями все хотят быть. Раньше с нами, теперь с русскими…»  
Потом было шествие «Бессмертного полка». Казавшийся бесконечным людской поток заполнил всю ширину улицы с невыговариваемым названием Тверская. Ведущий новостного выпуска тусклым голосом сообщил, что, по данным городских властей, за шесть часов по Красной площади прошло более миллиона человек. 
«Пожалуй, не преувеличивают. Ещё и не всех желающих, поди, пропустить успели», - заключил сенатор и опять потянулся за валокордином. 
Вглядываясь в лица участников, несущих портреты предков, Маккейн не мог заметить у них никаких негативных эмоций, хотя многим пришлось долго ждать своей очереди. И молодые, и пожилые, и дети бодро шагали, крепко сжимая плакаты с фотографиями предков-победителей.  
«А ведь какая продуктивная идея была тогда, в 2015-м: представить весь этот «Бессмертный полк» пропагандистским проектом Кремля (яйцеголовые в госдепе уверяли, что так оно и есть). Весь мир должен был поверить, что Путин заставил людей выйти на улицу ради своего рейтинга. Казалось, всего-то и нужно вывалить в Интернет дюжину фейковых фото с портретами в мусорных баках и пойдет волна: «несогласные» добавят свои «свидетельства» и затроллят оппонентов-«запутинцев» в соцсетях, тему тут же подхватят комментаторы, телевизионщики и газетчики. И всё. Путин вовек бы не отмылся. Кто ж знал, что у русских это всё было всерьез? Хорошо еще не нашли тех, кто коллажи выкладывал – могли бы и куски порвать. А вот про наши уши догадались, но, только доказать ничего не смогли. Впрочем, и без доказательств обошлись…» 
Затем показали Киев. Там тоже праздновали. По Крещатику шла многотысячная толпа с красными флагами, георгиевскими лентами, портретами Сталина, Жукова и Ватутина. Ведущий сообщил, что накануне по решению народного схода власти демонтировали статую Кормилицы Майдана. На это место будет возвращена разобранная при Порошенко скульптура Родина-мать. 
На экране рабочие крепили крюки к памятнику, изображавшему бывшую заместительницу госсекретаря США Викторию Нуланд. В одной руке у неё была плетеная корзинка, на протянутой вперед ладони другой лежали печенюшки. Тросы натянулись, бронзовая Вики поплыла над ликующими киевлянами, в последний раз предлагая неблагодарным свое нехитрое угощение. 
«Да, старушка, недолго ты там простояла. А ведь так всё хорошо было, ведь Украина уже была в наших руках. Говорили же этим идиотам, Порошенко и Яценюку: «Не лезьте в Донбасс. Дайте время, решим эту проблему». Нет, не послушались. Полезли. И где они теперь?»
Словно отвечая на вопрос сенатора, на экране появился Яценюк. Выступая на заседании правительства во Львове, куда оно перебралось после восстания в Киеве, нынешний президент Украины, сменивший незадачливого Порошенко, убеждал соратников, что всё будет хорошо и Америка их не бросит. Говорил без особого энтузиазма, и, судя по лицам присутствующих, не очень убедительно. 
«Как же, жди, поможем мы тебе. Сами в своё же дерьмо вляпались, сами и выбирайтесь», - прокомментировал увиденное Маккейн. Пламенный русофоб был честен перед собой. Он твердо знал, что американский проект под названием «Украина» окончательно провалился. Сейчас это эфемерное квазигосударство, уменьшившиеся за последние годы более чем в три раза, фактически существовало за счет американских налогоплательщиков, которым это всё больше не нравилось.
В развитие сюжета показали диаграмму с результатами опроса, проведенного в США радиостанцией «Эхо Потомака». Вопрос был сформулирован со свойственной журналистам этого негласного рупора Москвы простотой: «Считаете ли вы, что Америка и дальше должна кормить Украину?» Как следовало из диаграммы, 70% респондентов сказали «нет», 10% «да», 20% не знали, что такое Украина. Маккейн мысленно восхитился соотечественниками: после всего случившегося ещё находятся и те, кому по барабану, что творится в мире. 
Дальше перешли к внутренним новостям. Они тоже были нерадостными. На Гавайях продолжалась антитеррористическая операция. Тамошние сепаратисты из Фронта принцессы Лилиуокалани подорвали армейский грузовик. В Гонолулу неизвестные забросали бананами колонну национальных гвардейцев. Полицейские застрелили двух подростков, вывесивших в торговом порту плакат «Добро пожаловать в колонию США. Свободу Гавайям!» Ведущий долго перечислял названия стран, правительства и парламенты которых осудили «непропорциональное применение силы» американскими властями. 
Неспокойно было и на Аляске. В Анкоридже силы правопорядка при помощи газа, водометов и дубинок разогнали демонстрацию, участники которой требовали вернуть штат России. Сообщалось о трёх десятках пострадавших. 
В Нью-Йорке, Чикаго, Балтиморе и Сан-Франциско прошли многотысячные марши, организованные недавно созданной Ассоциацией борьбы за права гетеросексуалов. Манифестанты жгли радужные флаги и скандировали антигейские лозунги. Полиция не вмешивалась. Ведущий выпуска с внешностью закоренелого гомика с тоской в голосе поведал, что электронные подписи под петицией о повсеместном запрете однополых браков и пропаганды толерантного отношения к половым извращениям подписали три миллиона американцев.
В Хьюстоне Фонд Майкла Брауна провел презентацию очередного доклада об итогах общественного расследования фактов нарушения прав человека в США и преступлений, совершённых полицейскими в 2019 году. Маккейн вспомнил, что после прошлогоднего доклада, который на все лады комментировали европейцы, китайцы и русские, пятьсот с лишним копов остались без работы. 
В новостях культуры показали рейтинг скачивания книг жанра нон-фикшн. Уже третью неделю лидировал сборник «Хроники мирового жандарма в иллюстрациях», рассказывающий о преступлениях армии США за рубежом с момента высадки в Нормандии. Сделанная в комиксовом формате книжка была издана Всеамериканским обществом «Мемори». Второе место занимал опус «Как Америка готовила Вторую мировую», на третьем – мемуары экс-президента Обамы «Почему мы проиграли». 
В конце выпуска опять показали кадры с парада в Москве. Четыре вертолёта тащили по небу над Красной площадью гигантское красное полотнище со смутно знакомым Маккейну усатым профилем и надписью на кириллице. Субтитры подтвердили догадку сенатора. Надпись гласила: «Сталин – наш Верховный главнокомандующий. Победили тогда, победим и сейчас».
Нарисованный Иосиф Виссарионович смотрел с неба прямо на сенатора. От этого пристального взгляда Маккейна прошиб холодный пот, захотелось убежать, спрятаться… 
И тут он проснулся. Сердце бешено колотилось, на новый джемпер стекала нитка слюны. Продолжавший работать телевизор показывал лоснящуюся рожу Порошенко, бубнившего что-то о провокациях русских. В углу экрана мерцала дата – 22 мая 2015 года. Понадобилось несколько минут, чтобы осознать, что увиденное было не настоящим. 
«Слава Богу, это всего лишь сон, - успокоил себя сенатор и истово перекрестился, не забыв утереть слюну и погрозить пальцем телевизору, - пора завязывать с антидепрессантами. Надо сказать этому шарлатану, чтобы выписал что-нибудь другое…»  
Сон о будущем снился Маккейну не в первый раз. В разных вариациях. Но общая тенденция просматривалась отчётливо – в том будущем, которое он видел в своих кошмарах, Америка и Россия поменялись местами, и то, что когда-то происходило у русских, теперь творилось в США. 
Сенатор привычно смешал коктейль из валокордина с боярышником и задумался: всё время от него что-то ускользало. Сейчас Маккейн наконец-то осознал, что именно: он никак не мог вспомнить, как же так получилось, что в той кошмарной реальности у русских – всё хорошо, а у американцев – всё плохо. И ещё сенатор почему-то был твёрдо уверен: что бы в ближайшее время не предпринимала Америка, рано или поздно его сны сбудутся. Тем более, что сон в ночь на пятницу, как известно, вещий...