Вторник, апреля 24, 2018

Как генерал проиграл ефрейтору...

В этом году как-то незаметно прошёл один существенный (по крайней мере, для Германии) юбилей. 85  лет назад, то есть 30 января 1933 года законно избранный рейхспрезидент Пауль фон Гинденбург назначил Адольфа Гитлера (лидера крупнейшей в стране Национал-социалистической партии) рейхсканцлером и поручил оному господину формирование нового правительства… которое должно было быть переходным на период подготовки к новым выборам в рейхстаг, назначенным на 5 марта 1933 года.

Что было дальше, известно. За неделю до выборов сгорело здание рейхстага, выборы принесли нацистам большинство в 43% голосов, аннулирование мандатов депутатов-коммунистов превратило это большинство в абсолютное, новый состав рейхстага покорно проголосовал за наделение правительства и рейхсканцлера диктаторскими полномочиями, после чего демократические и либеральные партии по-тихому самораспустились. Ну, а потом...
И, естественно, потом многие литераторы (не столько историки, сколько публицисты) много раз рассуждали – а можно ли было тогда, в 1933-м, не допустить к власти Гитлера, и если да, то что именно для этого следовало сделать?
Рецептов сочинено было немало, но какие-то они все получались неубедительные, начиная с классических («если бы коммунисты объединились с социал-демократами...» ) и кончая экзотическими («если бы Гинденбург к тому времени умер...»).
В реальности все эти рецепты «спасения задним числом» были несостоятельны. Коммунисты и эсдеки на дух друг друга не переносили и объединиться на какой-то позитивной платформе не могли в принципе; престарелый Гинденбург к тому времени выжил из ума и не выдавал Гитлеру мандат на формирование правительства главным образом из чистого упрямства. Другой бы на его месте сделал это гораздо раньше (например, в августе 1932 года, после того, как НСДАП собрала голосов больше, чем СДПГ и КПГ вместе взятые).
Так что удивляться стоит не тому, что Гитлер в конце концов стал рейхсканцлером, а тому, что  стал он им только в 1933-м.
Но из этого, между прочим, следует ещё и то, что в тогдашней Германии имелись очень влиятельные элитные группировки, которые допускать нацистов к власти категорически не желали и придумывали самые разные политические комбинации, чтобы этого избежать.
Одной из таких комбинаций стало создание 2 декабря 1932 года правительства во главе с генералом Куртом фон Шлейхером.
Этот деятель имел репутацию «социального генерала», был популярен в рейхсвере и вынашивал идею создания «национального правительства третьего пути», которое могло бы опереться на более-менее устойчивое большинство в рейхстаге.
Теоретически возможности для этого были. После того, как нацисты потеряли на ноябрьских выборах 1932 года более двух миллионов голосов, «парламентская арифметика» складывалась так, что в рейхстаге мандатов католической «Партии центра» (что-то вроде ХДС-ХСС), СДПГ, Баварской народной партии, германской национально-народной и нескольких мелких буржуазных партий почти хватало для создания большинства. Конечно, это «почти» было существенным (порядка 20 голосов), но в ошарашенной своей относительной неудачей НСДАП в этот момент царили разброд и шатания, так что многие нацистские лидеры вполне могли предпочесть реальные министерские посты в  «кабинете третьего пути» бесконечному сидению в оппозиции. Особенно большие надежды в этом отношении возлагались на Грегора Штрассера, возглавлявшего «левое крыло» в НСДАП.     
В общем, вариант был ничего себе, но увы… Весь хитрый план Шлейхера по созданию «большой коалиции третьего пути» провалился. Причём, провалился не столько из-за того, что Гитлер проявил прямо-таки звериную изворотливость и сумел сохранить контроль над НСДАП, не допустив «министерского сепаратизма» Штрассера. Гораздо хуже было то, что Шлейхер, действовавший с солдатской прямотой, скоро разругался с очень влиятельными людьми из немецкой элиты. В частности, он заявил, что не намерен спасать за счёт дотаций из бюджета убыточные юнкерские поместья, а собирается разделить эти имения на мелкие участки и продать их «крепким хозяевам» из зажиточных крестьян.
Ничего особенно крамольно-антибуржуазного в этой мере не было, но прусские юнкеры (среди которых был и сын президента Гинденбурга, Оскар) тут же взвыли про «аграрный большевизм» и донесли этот вой до ушей Гинденбурга.
Рузультат известен: «большая коалиция третьего пути» не состоялась, 28 января 1933 года Шлейхер был отправлен в отставку, а через день рейхсканцлером стал сами-знаете-кто. В общем, генерал Шлейхер в политической борьбе проиграл выскочке-ефрейтору Гитлеру.
Может поэтому сейчас и не вспоминают в Германии про такой казус. А то очень уж неприятные аналогии прорисовываются с нынешними германскими «политическими генералами», которые раз за разом проигрывают «ефрейторам» из «Альтернативы для Германии».

Заметки народного политолога

Либеральный элемент на фоне реальной войны



Война информационная, война экономическая, просто война…
Это реальность, причём, ежедневная, без выходных и перерывов на праздники. И вот уже у нас нет-нет да и сравнивают Россию и Израиль. Точнее, вспоминают известную формулу, бытующую в Израиле независимо от того, какая по счёту война на дворе: «Мы – воюющее государство».
Ну да, воюющее. А мы чем хуже? Нам тоже не слабо…
Вот тут и начинается «засада». У большинства наших сограждан слово «война» особого ужаса не вызывает. Да, война – это плохо и тяжело, но всё же знакомо, хотя бы на уровне исторической памяти: «Впереди враг, рядом свои, и наше дело правое…»

Подробнее...
Бабищи в штанищах



Я всегда был за раздельное обучение. Это чтобы в школах мальчики и девочки – отдельно друг от друга. Как во времена наших государей-самодержцев.
Любой «продвинутый» психолог-социолог-сексопатолог, а тем более серьёзный педагог (есть ещё такие) подтвердит, что это правильно, и что сухом остатке должно быть следующее: мужчин нужно растить и воспитывать мужчинами, а женщин – женщинами. То есть всё-таки отдельно друг от друга.
Это, кстати, и одежды касается. А то, как говорили наши не совсем давние предки, бабища в штанищах – это как-то уж совсем не комильфо.

Подробнее...
«Царствуй на славу!..»



Президент Путин уж неоднократно от должности царя открестился. Мол, неправильно меня так называть, не царь я вовсе…
А вот и плохо, что не царь. И никакие ВЦИОМы не могут измерить меру, степень и глубину скорби народной, что разливается при тех президентских словах по просторам Отечества.  
Как так – не царь?! А мы, значит, опять без царя?! Да сколько ж можно! И, значит,  через несколько лет – опять выборы-перевыборы, и опять всё снова-здорово…   
В общем, так дело дальше не пойдёт. Ибо не имеет никакого значения, что там о себе думает глава государства в конкретный исторический момент. А имеет значение только то, что думает наш народ, который, почитай, уж второй век без царя мяется.

Подробнее...
Антропологическая порча


     
В чём отличие народной политологии от политологии за деньги?
А вот в чём: народная наука считает, что человеческое предшествует политике, а газетно-телевизионная наука – наоборот.
Иным словами, сначала человеческое нутро («антропологическое качество»), а затем уже политика того или иного розлива, этим самым пресловутым «антропологическим качеством» определяемая.
Официальные политологи исходят из того, что превыше всего экономические интересы, определяющие всё прочее, включая качество человечины. Ну да все они марксисты-ленинцы, поскольку формировались тогда, когда побеждало всесильное учение. Когда же побеждать оно перестало, то выяснилось, что никаких других книг, помимо истории КПСС и выжимок из западного научно-популярного чтива, милостивцы наши не читали.

Подробнее...
Яндекс.Метрика