Четверг, декабря 14, 2017

Человек, который спас сотни тысяч наших соотечественников

У нас ставить памятники иностранцам, пусть и отличившимся перед нашим отечеством, не в тренде как-то. А тут взяли и поставили.
Фритьоф Ведель-Ярлсберг Нансен – норвежский полярный исследователь, учёный-зоолог, основатель физической океанографии известен также своей общественной деятельностью.
С 1920 года по линии Лиги Наций он занимался вопросами репатриации полумиллиона военнопленных, разбросанных по разным странам мира в результате Первой мировой войны. В том числе русскими.

Некоторые историки считают, что это начинание по своему масштабу не уступает арктическим подвигам норвежца.
Дело осложнялось тем, что Советская Россия не признавала Лигу Наций. Не было сформировано ни одного фонда, чтобы оплачивать продовольствие, одежду и транспорт для заключённых. Но авторитет полярного исследователя был настолько высок, что советские власти согласились вести переговоры с ним лично.
Мешало работе то обстоятельство, что у многих беженцев не было официальных документов, а следовательно, и никаких прав. Так появился «нансеновский паспорт» – удостоверение для тех, кто лишился гражданства.
В начале 1920-х годов «нансеновские паспорта» признавали более 50 правительств, что помогало беженцам пересекать границы, устраиваться на работу. Среди владельцев «нансеновского паспорта» были, например, Марк Шагал, Игорь Стравинский, Анна Павлова. Тысячи армян с помощью этого документа нашли своё место в жизни, а его изобретатель был удостоен Нобелевской премии мира.
Нансен был одним из редких общественных деятелей Запада, кто лояльно относился к большевистской России. По официальным данным, гуманитарная катастрофа 1921-1923 годов, вошедшая в историю под названием «Голод в Поволжье», унесла более пяти миллионов жизней. Нансену только в Саратовской области удалось спасти более 500 тысяч человек. Для этого по поручению Международного Красного креста он возглавил комитет помощи голодающим («Миссия Нансена»), собравший больше 40 миллионов франков. Значительная часть этих денег пошла на ликвидацию голода в России.
На Западе это нанесло серьёзный урон репутации Нансена, которого стали обвинять в «большевизме» и лоббировании интересов советского правительства. Лига Наций отказалась принять участие в помощи голодающим. Нансену пришлось привлекать к помощи частные организации.
Выступая на сессии Лиги Наций 30 сентября 1921 года, он сказал:
- В Канаде такой урожай, что она могла бы предоставить зерна втрое больше, чем необходимо для предотвращения страшного голода в России. В США пшеница гниёт у фермеров, которые не могут найти покупателей. В Аргентине скопилось столько кукурузы, что ею уже начинают топить паровозы. Во всех портах Европы и Америки простаивают целые флотилии судов. А между тем, на Востоке голодают миллионы людей….
Нансен сам был учёным и осознавал, что будущее любой страны зависит и от состояния её науки. В составе своей миссии он создал две благотворительные организации: «Европейская помощь студентам» и «Нансеновская помощь работникам интеллектуального труда». От них саратовские студенты получили более 100 тонн продовольствия, распределявшегося в виде обедов через «иностранные столовые». Сотрудники вузов получали питание, одежду и учебные пособия. Лаборатории вузов снабжались инструментами и оборудованием. Адресные посылки с продовольствием и одеждой получали 150 профессоров и вдовы учёных….
В ноябре 2011 года в Армении широко отметили 150-летие Нансена. В рамках мероприятия в Ереване был открыт памятник великому норвежцу, а президент Армении вручил его внучке паспорт статуса специального проживания в республике.
Наконец, дошла очередь и до Саратовской области. Правда, памятник Нансену на пристани города Маркса – инициатива вовсе не властей, а местных предпринимателей. В бывшем городе поволжских немцев (экс-Марксштадт) всё ещё тлеют иноземные традиции. Тут и кирху католическую XIX века восстановили, скинувшись всем миром, и монумент Екатерине II поставили (она издала указ, который стимулировал массовое переселение немцев в Россию). А Нансена установили на то место, где причаливали баржи с хлебом, и где, говорят, он несколько раз лично разгружал свою же продовольственную помощь.

Иван Мичурин