Четверг, октября 19, 2017

О вреде «культуры компромисса»

Фраза о том, что «история повторяется сперва как трагедия, а позже – как фарс» давно стала трюизмом. Но только менее справедливой она не стала.
Последние недели преподнесли примеры фарсового варианта таких событий, которые, вроде бы, в балаганное действо ну, никак не превратишь. И в самом деле: как можно было бы обернуть фарсом переход через Рубикон или высадку Наполеона в бухте Жуан, после бегства с Эльбы?
Ан-нет… ХХI век уже преподнёс вполне пародийные варианты.
Что касается пародии на начало «100 дней» Бонапарта, то тут, наверное, все уже догадались, о чём речь. В роли Наполеона выступил грузинский экс-президент и одесский экс-губернатор Саакашвили, трус и пройдоха

Вместо бравых ветеранов-гвардейцев его сопровождали укро-нардепы, вместо бухты Жуан был погранпереход на границе с Польшей, а роль маршала Нея сыграл небезизвестный «комбат» Семенченко, знаменитый в своем кругу ранением в ягодицу. 
Тем не менее, Саакашвили победно перешёл свой маленький Рубикон (то есть польскую границу) и торжественно въехал на рейсовом автобусе в мусорную столицу незалежной – Львов, где был любезно встречен мэром Садовым.
Искушённые в истории граждане стали гадать о том, как станут меняться заголовки киевских газет (по образцу знаменитого – от «Людоед идёт к Греноблю» до «Его Величество Император вступает в Париж». 
Граждане, однако, ошиблись с жанром. Такой оборот был бы пародией, но не фарсом. Между тем, великий и ужасный Саакашвили решил законы водевиля соблюсти и дальше идти передумал.  Решил погодить до середины октября и нового Майдана. 
Искушённая публика запаслась попкорном… И тут её вниманию был предъявлен ещё один фарс – каталонский референдум о независимости, намеченный на 1 октября. 
Тут за примерами трагедии во глубь веков заглядывать не требуется. В Испании живы ещё старики, которые помнят настоящую трагедию – тамошнюю гражданскую войну, битву на Эбро, утопленную в крови республиканскую Каталонию… И наверняка у них ничего, кроме усмешки, не может вызвать возглас «Но пасаран!», обращенный к присланным из Мадрида полицейским, которые, кстати, ни в кого не стреляют, а только конфискуют отпечатанные для референдума пачки бюллетеней.
Впрочем, этим фарс не ограничивается. Синьор Пучдемон – Президент барселонского регионального правительства Женералидада призывает стремящихся к демократии граждан Каталонии в ответ на столь наглое попрание демократии… самим (!)  распечатывать бюллетени дома на принтерах. 
Ход гениальный, что и говорить. При такой методе проведения референдума за его результаты можно не волноваться. То есть нет, можно, но только в том смысле, чтобы за независимость ненароком не высказалось более 100% населения.
Вопрос о том, как потом всерьёз ссылаться на столь своеобразно оформленную процедуру голосования, будущего каталонского президента не волнует. Фарс – он и есть фарс. Современные Цезари, придя на берега Рубикона, предпочитают заниматься рыбалкой.   
При этом самое удивительное в том, что и другая сторона почему-то играет по тем же фарсовым правилам.
С укро-гетмана Порошенки спрос невелик. Позвонили ему откуда-то из центров цивилизации, посоветовали к беспаспортному Саакашвили силовых мер не применять – вот он и не рискнул.
Но Испания-то не Украина! Там вроде бы и конституция вполне унитарная, и возможность введения чрезвычайного положения в ней прописана, и армия с полицией вполне серьёзны и боеготовы. Так что проблема только в том, что приказа на приятие адекватных мер в виде роспусков явно мятежных муниципалитетов и арестов чересчур шустрых региональных политиков  из Мадрида не поступает. А без этих мер все попытки предотвратить референдум будут фарсом еще более непотребным, чем затея с его проведением.
Почему же так? Откуда такая вялость при общении со смутьянами явно не бонапартовского уровня?
Да оттуда же, откуда и удивительная вялость немецкой полиции при общении с веселящимися мигрантами. Оттуда же, откуда и засилие всяческих правозащитных организаций, не дающих в обиду самых разнообразных «человеков» с их неотъемлемыми правами. Оттуда же, откуда и само понятие «толерантность».
Европейские империалисты в свое время очень неплохо придумали противопоставить идее классовой борьбы «культуру компромисса». В сытые времена призыв «давайте жить дружно и всех уважать» действительно понравился обывателю, причём, не только на западе, но и на востоке. «Политическая культура компромисса» позволила ловко облапошить лидеров типа Горбачева, не решившихся вовремя прищучить прибалтийских и прочих сепаратистов, но… за всё приходится рано или поздно платить.
Платить и каяться.