Суббота, мая 26, 2018

…И единожды предавший Штайнмайер

Тема Германии сейчас как-то отошла на второй план, про Собчак и Навального говорят больше, чем про Меркель и прочих. А зря…
В Германии сейчас наблюдается первый за её послевоенную историю настоящий конституционный кризис и связанные с ними казусы по части перераспределения власти.
В общем, основа кризиса вполне понятна: «победа» блока ХДС-ХСС на выборах оказалась настолько неубедительной, что «большая коалиция» с СДПГ развалилась, а собрать новую у фрау Меркель не получилось. Её младшими партнёрами не захотели становиться ни «зеленые», ни «свободные демократы», не говоря уже о восточногерманских экс-коммунистах-«левых» и «альтернативщиках для Германии».

В бундестаге сложилась классическая для «многопартийной демократии» ситуация, когда в парламенте вдруг получают места не две-три большие и «солидные» партии, а 5-6 мелких и желающих странного. Правительство лишается опоры на устойчивое (то есть абсолютное) большинство в парламенте – и что тогда?
В привычных к таким многопартийным казусам Италии или Франции ответ известен: либо сразу распускать недееспособный парламент и проводить новые выборы, либо попробовать дать наиболее крупной партии возможность сформировать «правительство меньшинства», которое вскоре может получить вотум недоверия по любому поводу. И тогда опять выборы.
Когда-то давным-давно, ещё на излете Веймарской республики такая ситуация в Германии уже наблюдалась. Начиная с 14 сентября 1930 года ни в одном составе рейхстага не было устойчивого большинства, и с каждыми новыми выборами всё становилось только хуже. Традиционные буржуазные партии и социал-демократы на них  всякий раз теряли голоса, а нацисты и коммунисты их набирали, - правда, с разной скоростью. На новых выборах результаты у нацистов росли в разы, а у коммунистов – на проценты.
В результате веймарский парламент становился совершенно неспособным к работе и распускался вскоре после выборов. Рекорд в этом отношении поставил рейхстаг, избранный 31 июля 1932 года. Он был распущен уже 12 сентября, прозаседав менее полутора месяцев.
Чем тогда этот калейдоскоп выборов закончился, всем известно. Поэтому нет ничего удивительного, что от идеи проведения новых выборов германские политики шарахаются, как чёрт от ладана.
И в чём-то их даже можно понять: новые выборы едва ли что-то всерьёз изменят (ну, разве что «Альтернатива для Германии» получит ещё больше голосов), и поэтому лучше обойтись как-нибудь без них…  Но вот как именно?
И вот тут самое время вспомнить про ещё одно типично германское политическое ноу-хау в виде «президентских кабинетов».
Вообще-то, современная Германия – республика сугубо парламентская, главный человек в ней – канцлер, т.е. глава правительства, а президент – фигура чисто декоративная. Почти.
В некоторых случаях (которых до сих пор, впрочем, не бывало) президент может оказаться персоной очень даже влиятельной. Для этого ему потребуется  сделать то, что не получилось у канцлера, то есть собрать устойчивое большинство в бундестаге.
Теоретически это возможно даже без голосов «альтернативных» депутатов. Надо всего лишь как-то изловчиться и «подружить» между собой социал-демократов (у них 153 места в бундестаге), «левых» экс-коммунистов (69 мест), «зелёных» (67 мест) и «свободных демократов» (80 мест). В сумме может набраться 369 мест, что даже несколько больше необходимых для абсолютного большинства в 355 мандатов. А если получится, то можно будет в такую коалицию и часть депутатов от самих ХДС-ХСС заманить, но уже как младших партнеров...
Дело за малым – как-то красно-жёлто-зеленую коалицию сколотить и кресло канцлера из под формально победившей на выборах Меркель выдернуть. А как?
Фрау за годы своего правления так старательно искореняла политических конкурентов в собственной ХДС-ХСС, что никто даже сейчас не осмеливается заикнуться о смене партийного лидера. А коль скоро именно эта фракция остается самой большой (246 мандатов), то и кандидата на пост канцлера по конституции тоже выдвигает ХДС-ХСС. А кандидатура у них одна – фрау Меркель.
Вроде бы тупик? Ан-нет. После того, как собрать парламентское большинство у фрау не вышло, в дело вступил Франк-Вальтер Штайнмайер, только что (в марте 2017-го ) получивший пост президента как почетную синекуру.
Особую пикантность этому назначению придает то, что как раз Штайнмайер в 2014 году был одним из главных авторов соглашения о «политическом урегулировании» на Украине между Януковичем и «прозападной оппозицией», тут же этой оппозицией и нарушенном. Без всяких последствий.
И вот ведь ирония истории: обманувший в своё время Януковича  бундес-президент теперь явно вознамерился провести тот же манёвр с канцлером в родной Германии. Во всяком случае, он уже 26 октября 2017 слетал в Москву на встречу с Путиным, а в последние десять дней развил бурную деятельность по части каких-то закулисных консультаций с лидерами фракций в бундестаге.
Знающие люди по этому поводу только многозначительно подмигивают друг другу, а фрау Меркель остаётся только наблюдать за тем, как Штайнмайер плетёт закулисные интриги, готовя за её спиной и за её счет очередное «политическое урегулирование».
И жаловаться фрау Меркель в данной ситуации не на что – предавший один раз предаст и второй.
А ведь знала, кому синекуру жалует…

Заметки народного политолога

Ах, эта свадьба пела и плясала…



Отгремела на Темзе очередная королевская свадьба. Принц Гарри наконец-то женился.
Все кинулись обсуждать… нет не жену его, актёрку, а тёщу-негритянку. Девке завидовали – свезло; а пацану не очень. Всё, как у людей, хотя и королевская семья, но со своими скелетами в шкафу.
Наш конюх Пантелеич, в отличие от многих политологов на окладе, смотреть сей перформанс в записи отказался: свадьба – эка невидаль! А с другой-то стороны… не скажите…
Баба Лиза на свадьбе злая-презлая сидела. Не нравится ей невеста – ясный перец. Но тут тоже ничего удивительного (напоминание об утраченном колониальном господстве).

Подробнее...
По заслугам – и к ногтю (из монологов юродивого)



Брат мой!
Ты привечаешь и одариваешь тех, от образа которых мутит всех верных твоих.
Не могу знать, зачем ты так поступаешь, но, можно догадаться, что хочешь кому-то понравиться и делать особенные плезиры.
Не знаю, кто они, эти дальние и неизвестные, но ты давно переступил черту, за которой такие манеры были бы потребны.
Ты давно можешь говорить своим голосом. Поэтому стань приятным не тем, дальним, а ближним и верным своим, не заставляй их день и ночь скорбеть по тебе.

Подробнее...
«До Воркуты идут посылки долго…»



Заходим мы давеча с участковым Ёлкиным в наше сельпо (со служебного входа) и видим, как продавщица Люська одной рукой слезу платком утирает, а другой – в ящик всякое нужное кладёт: спички, мыло, тёплые носки, гречку…
- Ты, Люсьена, к войне, что ли, готовишься, али облагодетельствовать того, кто на зоне чалится? - спрашивает ее Ёлкин в шутливом тоне.
- Ему, вот, собираю, сердечному, - говорит Люська и кивает на висящий в глубине подсобки портрет.
Глянул я, а это портрет… нет, не девка срамная там изображена, не звезда Голливуда мужеского полу, а сам Герман Греф – начальник всего Сбербанка. Конечно же, у каждого свои идеалы, но не до такой же степени!

Подробнее...
Нам не дано предугадать, как наше слово отзовётся



Свободный интернет – дело, конечно, серьёзное и для всех важное. Ради этого и на демонстрацию выйти можно, кричалки покричать, плакатиками помахать…
Только на это вот что скажу. Побывал я давеча в одной частной фирме, большинство сотрудников которой молодые женщины, приехавшие в Москву. Газет они не читают, телевизор смотрят лишь на ночь (сериалы). Интернет же используют по назначению: кулинарные рецепты и погода. Всё.

Подробнее...