Суббота, февраля 24, 2018

…И единожды предавший Штайнмайер

Тема Германии сейчас как-то отошла на второй план, про Собчак и Навального говорят больше, чем про Меркель и прочих. А зря…
В Германии сейчас наблюдается первый за её послевоенную историю настоящий конституционный кризис и связанные с ними казусы по части перераспределения власти.
В общем, основа кризиса вполне понятна: «победа» блока ХДС-ХСС на выборах оказалась настолько неубедительной, что «большая коалиция» с СДПГ развалилась, а собрать новую у фрау Меркель не получилось. Её младшими партнёрами не захотели становиться ни «зеленые», ни «свободные демократы», не говоря уже о восточногерманских экс-коммунистах-«левых» и «альтернативщиках для Германии».

В бундестаге сложилась классическая для «многопартийной демократии» ситуация, когда в парламенте вдруг получают места не две-три большие и «солидные» партии, а 5-6 мелких и желающих странного. Правительство лишается опоры на устойчивое (то есть абсолютное) большинство в парламенте – и что тогда?
В привычных к таким многопартийным казусам Италии или Франции ответ известен: либо сразу распускать недееспособный парламент и проводить новые выборы, либо попробовать дать наиболее крупной партии возможность сформировать «правительство меньшинства», которое вскоре может получить вотум недоверия по любому поводу. И тогда опять выборы.
Когда-то давным-давно, ещё на излете Веймарской республики такая ситуация в Германии уже наблюдалась. Начиная с 14 сентября 1930 года ни в одном составе рейхстага не было устойчивого большинства, и с каждыми новыми выборами всё становилось только хуже. Традиционные буржуазные партии и социал-демократы на них  всякий раз теряли голоса, а нацисты и коммунисты их набирали, - правда, с разной скоростью. На новых выборах результаты у нацистов росли в разы, а у коммунистов – на проценты.
В результате веймарский парламент становился совершенно неспособным к работе и распускался вскоре после выборов. Рекорд в этом отношении поставил рейхстаг, избранный 31 июля 1932 года. Он был распущен уже 12 сентября, прозаседав менее полутора месяцев.
Чем тогда этот калейдоскоп выборов закончился, всем известно. Поэтому нет ничего удивительного, что от идеи проведения новых выборов германские политики шарахаются, как чёрт от ладана.
И в чём-то их даже можно понять: новые выборы едва ли что-то всерьёз изменят (ну, разве что «Альтернатива для Германии» получит ещё больше голосов), и поэтому лучше обойтись как-нибудь без них…  Но вот как именно?
И вот тут самое время вспомнить про ещё одно типично германское политическое ноу-хау в виде «президентских кабинетов».
Вообще-то, современная Германия – республика сугубо парламентская, главный человек в ней – канцлер, т.е. глава правительства, а президент – фигура чисто декоративная. Почти.
В некоторых случаях (которых до сих пор, впрочем, не бывало) президент может оказаться персоной очень даже влиятельной. Для этого ему потребуется  сделать то, что не получилось у канцлера, то есть собрать устойчивое большинство в бундестаге.
Теоретически это возможно даже без голосов «альтернативных» депутатов. Надо всего лишь как-то изловчиться и «подружить» между собой социал-демократов (у них 153 места в бундестаге), «левых» экс-коммунистов (69 мест), «зелёных» (67 мест) и «свободных демократов» (80 мест). В сумме может набраться 369 мест, что даже несколько больше необходимых для абсолютного большинства в 355 мандатов. А если получится, то можно будет в такую коалицию и часть депутатов от самих ХДС-ХСС заманить, но уже как младших партнеров...
Дело за малым – как-то красно-жёлто-зеленую коалицию сколотить и кресло канцлера из под формально победившей на выборах Меркель выдернуть. А как?
Фрау за годы своего правления так старательно искореняла политических конкурентов в собственной ХДС-ХСС, что никто даже сейчас не осмеливается заикнуться о смене партийного лидера. А коль скоро именно эта фракция остается самой большой (246 мандатов), то и кандидата на пост канцлера по конституции тоже выдвигает ХДС-ХСС. А кандидатура у них одна – фрау Меркель.
Вроде бы тупик? Ан-нет. После того, как собрать парламентское большинство у фрау не вышло, в дело вступил Франк-Вальтер Штайнмайер, только что (в марте 2017-го ) получивший пост президента как почетную синекуру.
Особую пикантность этому назначению придает то, что как раз Штайнмайер в 2014 году был одним из главных авторов соглашения о «политическом урегулировании» на Украине между Януковичем и «прозападной оппозицией», тут же этой оппозицией и нарушенном. Без всяких последствий.
И вот ведь ирония истории: обманувший в своё время Януковича  бундес-президент теперь явно вознамерился провести тот же манёвр с канцлером в родной Германии. Во всяком случае, он уже 26 октября 2017 слетал в Москву на встречу с Путиным, а в последние десять дней развил бурную деятельность по части каких-то закулисных консультаций с лидерами фракций в бундестаге.
Знающие люди по этому поводу только многозначительно подмигивают друг другу, а фрау Меркель остаётся только наблюдать за тем, как Штайнмайер плетёт закулисные интриги, готовя за её спиной и за её счет очередное «политическое урегулирование».
И жаловаться фрау Меркель в данной ситуации не на что – предавший один раз предаст и второй.
А ведь знала, кому синекуру жалует…

Заметки народного политолога

Вор должен сидеть в тюрьме



Каждый раз, когда с нецерковным или даже с неверующим человеком заходит речь о Промысле, о Боге, то чуть не с первых слов начинается многострадальный рассказ: «Вот, олигархи воруют и живут припеваючи, а где ваш Бог…»
Понятно, конечно, что это в человеке говорит исключительно смертельная жажда по мановению Божию оказаться на месте олигархов – тогда он, пожалуй, разок готов признать, что где-то там что-то есть.
Но речь не об этом. Ведь именно типическое житие человека, который украл много денег, является совершенно ясным свидетельством действия Промысла. Ибо понеже вор должен сидеть в тюрьме. И первое, что делает человек, укравший много денег – это сам строит себе тюрьму.

Подробнее...
Игра в «олимпийский напёрсток»

Ну вот, нечаянная радость: я выиграл на спор несколько бутылок коньяка. С политологами спорил, с «дипломированными». Спорил, что, несмотря ни на что, все эти МОКи и спортивные арбитражи «умоют» наших спортсменов перед самой олимпиадой.
Мы, вообще-то, до 1952 года спокойно и неплохо жили. На здоровье не жаловались. Почти каждый мужик легко пудовую гирю выжимал. Про баб и говорить нечего: они и коня на скаку тормозили, и в горящую избу захаживали.
А всё почему? Да потому, что мы до 1952 года ни в каких олимпиадах не участвовали. Брезговали. И здоровье берегли.

Подробнее...
Шура, запускайте Грудинина!..



Неожиданное для всей страны выдвижение коммунистами кандидатуры Павла Грудинина на пост президента – пожалуй, главный парадокс нынешней предвыборной кампании.
Народ любит сюрпризы, «ведётся» на них – это понятно и естественно. И вот, Грудинина выдвинули – народ позабавили.
А как на счет того, чтобы просчитать последствия? Нет, это, конечно, не дело рядового избирателя. Но те, чьё это дело, такого труда на себя не взяли. За это уже и расплачиваются, даже не дождавшись дня выборов.

Подробнее...
На двух стульях (из монологов юродивого)



Брат мой!
Все мы ждём тебя, но главное – мы ждём от тебя.
Ты сидишь на двух стульях, и это значит, что все мы сидим на двух стульях, что не сулит ничего хорошего.
Гораздо лучше гнаться за двумя зайцами. Хотя бы потому, что ты гонишься за ними, а не они за тобой. Пускай даже и не догонишь, в этим нет ничего плохого или обидного...

Подробнее...