Суббота, февраля 24, 2018


Зачем наши законодатели обсуждают то, чего пока нет

Обсуждение в СМИ и особенно в соцсетях темы частных военных компаний уже приобрело явно нездоровый характер.
В сущности, есть два основных полярных мнения. Первое: ЧВК реально существуют и пора их легализовать. Второе: нет никаких ЧВК, это лишь благое пожелание тех, кто был бы заинтересован в их наличии.
Как бы то ни было, и сторонники, и противники идеи создания ЧВК с разной степенью убедительности оперируют двумя названиями – «Вагнер» и «Туран». Это условные обозначения подразделений из бывших военных армии СССР и России. Формально они не входят в состав Вооружённых сил, но воюют по-настоящему. Прямо как в стихотворении Владимира Высоцкого: «Да, дескать, есть такой «Мосгаз», но приняты все меры…»

Доходит до абсурда. Один источник сообщает о прибытии в Ростов-на-Дону из Сирии «груза 200» в количестве двенадцати погибших «сотрудников ЧВК». Другой источник тут же цитирует «текст договора о вступлении в ЧВК», где сказано, что ни о какой доставке тела погибшего на родину не может быть и речи – это слишком дорого.
«Мосгаз», тем временем, проявился довольно неожиданно. Если верить зампреду комитета Госдумы по госстроительству и законодательству Михаилу Емельянову, в течение ближайшего месяца в Госдуму будет внесён внести проект закона, который, наконец, положит конец всем спорам и пересудам, легализовав деятельность ЧВК.
Емельянов ссылается на сирийский опыт, «показавший актуальность ЧВК». Звучит серьёзно, но опять же с оговоркой: а почему это «сирийский опыт» озвучивает не представитель министерства обороны или, к примеру, ФСБ, а гражданские лицо? Кто его уполномочил на это?
Ладно, оставим пока Емельянова в покое. Гораздо более весомо эта тема звучит у министра иностранных дел России Сергея Лаврова: да, дескать, дело полезное, и пора уже ввести его в правовое поле.
Ну вот, это уже кое-что…
Из всего сказанного можно сделать вот такой «половинчатый» вывод: ЧВК у нас нет, хотя бы потому, что нет соответствующей правовой базы, но есть некие «пилотные» проекты по созданию и применению таких структур; идёт, так сказать, наработка и обобщение «лабораторного опыта». Если так, то всё становится на свои места – раньше времени языком не молоть, но работу вести; это правильно с точки зрения любой военной доктрины. Если существует некий способ ведения боевых действий, то его нужно использовать. Остаётся только определить «нишу», в которой этот способ будет востребован.
Вот тут, как представляется, самое сложное, а именно – определение законодательных норм и их оформление. Первое, что лежит на поверхности: если компания частная, то кто будет тем «частником», в чьей собственности будет находиться та или иная ЧВК, и по какому принципу будет производиться отбор этих «частников»? Никакой «свободы» здесь быть не может, ибо немало найдётся на белом свете желающих «запустить» в Россию свою маленькую, но очень независимую армию…   
Похоже, что ЧВК будут всё-таки не столько частными, сколько государственными, ибо за всеми «за» и «против» стоит заказчик их услуг. И этот заказчик, как ни крути – именно государство, что, собственно, вполне соответствует зарубежной практике. Будь ты хоть трижды частным, но пока не получишь несколько миллиардов долларов от Пентагона, ни в какой Афганистан или в Ирак твоя частная армия не отправится…
Желающих работать в частных военных компаниях у нас можно найти сколько угодно. А значит, все они должны быть «прикрыты» правовыми гарантиями, точно такими же, как и служащие других силовых структур. Это ещё больше приближает ЧВК к «государевой службе», - что и требовалось доказать.
Если всё произойдёт именно так (а другие варианты как-то не просматриваются), то ЧВК у нас займут некую нишу между армией и Силами специальных операций.

Заметки народного политолога

Вор должен сидеть в тюрьме



Каждый раз, когда с нецерковным или даже с неверующим человеком заходит речь о Промысле, о Боге, то чуть не с первых слов начинается многострадальный рассказ: «Вот, олигархи воруют и живут припеваючи, а где ваш Бог…»
Понятно, конечно, что это в человеке говорит исключительно смертельная жажда по мановению Божию оказаться на месте олигархов – тогда он, пожалуй, разок готов признать, что где-то там что-то есть.
Но речь не об этом. Ведь именно типическое житие человека, который украл много денег, является совершенно ясным свидетельством действия Промысла. Ибо понеже вор должен сидеть в тюрьме. И первое, что делает человек, укравший много денег – это сам строит себе тюрьму.

Подробнее...
Игра в «олимпийский напёрсток»

Ну вот, нечаянная радость: я выиграл на спор несколько бутылок коньяка. С политологами спорил, с «дипломированными». Спорил, что, несмотря ни на что, все эти МОКи и спортивные арбитражи «умоют» наших спортсменов перед самой олимпиадой.
Мы, вообще-то, до 1952 года спокойно и неплохо жили. На здоровье не жаловались. Почти каждый мужик легко пудовую гирю выжимал. Про баб и говорить нечего: они и коня на скаку тормозили, и в горящую избу захаживали.
А всё почему? Да потому, что мы до 1952 года ни в каких олимпиадах не участвовали. Брезговали. И здоровье берегли.

Подробнее...
Шура, запускайте Грудинина!..



Неожиданное для всей страны выдвижение коммунистами кандидатуры Павла Грудинина на пост президента – пожалуй, главный парадокс нынешней предвыборной кампании.
Народ любит сюрпризы, «ведётся» на них – это понятно и естественно. И вот, Грудинина выдвинули – народ позабавили.
А как на счет того, чтобы просчитать последствия? Нет, это, конечно, не дело рядового избирателя. Но те, чьё это дело, такого труда на себя не взяли. За это уже и расплачиваются, даже не дождавшись дня выборов.

Подробнее...
На двух стульях (из монологов юродивого)



Брат мой!
Все мы ждём тебя, но главное – мы ждём от тебя.
Ты сидишь на двух стульях, и это значит, что все мы сидим на двух стульях, что не сулит ничего хорошего.
Гораздо лучше гнаться за двумя зайцами. Хотя бы потому, что ты гонишься за ними, а не они за тобой. Пускай даже и не догонишь, в этим нет ничего плохого или обидного...

Подробнее...