Четверг, октября 19, 2017

Пока ещё братья, но уже не друзья (Часть 2)

 
Нельзя не заметить, что в последнее время в отношениях между двумя составляющими Союзного государства накопилось слишком много противоречий.
Только в этом году «батька» несколько раз выступал с жёсткой критикой действий Москвы, «нарушающей ранее достигнутые договорённости». От белорусского лидера России досталось за привычку чуть что «хвататься за трубу», произвольно сокращая поставки в Белоруссию нефти и газа, ограничения на ввоз сельхозпродукции, введение контроля пересечения границы гражданами третьих стран, нападки на белорусских чиновников и депутатов в российской прессе и многое другое…

Правда, обличая Москву, Александр Лукашенко предпочитает не замечать, что всем её шагам предшествовали его же собственные решения в рамках провозглашённой Минском «многовекторной» внешней политики, предполагающей выстраивание партнёрских отношений со всеми соседями, а не только с Россией. Однако те, кого в Минске готовы считать друзьями, далеко не всегда являются друзьями для Москвы. Скорее, наоборот.  
К примеру, ограничения на ввоз продуктов питания объясняются тем, что зачастую в Россию под маркой «сделано в Белоруссии» потоком шла запрещённая продукция из Евросоюза и Украины. Доходило до курьёзов, когда в Россию пытались протащить креветки и устрицы, по документам выловленные в Белоруссии, которая не имеет выхода к морю.
А 20 июля, в день визита Лукашенко в Киев власти «незалежной», видимо, чтобы сделать приятное гостю, объявили, что из 8400 тонн картофеля, экспортированных Украиной за полгода, 95% (т.е. почти весь объём) закупила Белоруссия. Спрашивается, зачем стране, славящейся производством именно этого овоща, нужно его дополнительно приобретать, да ещё в таких количествах? Ведь ничего похожего на неурожай в Белоруссии в прошлом году не наблюдалось. 
Если, отказаться от заведомо нелепых версий, вроде стремления скупить у хохлов всю картоху, чтобы им жрать нечего было, ответ всего один: чтобы потом перепродать России с наценкой, выдав за свою, доморощенную.
То же и с пресловутыми погранзонами, вызвавшими гневное возмущение Лукашенко. Если Минск, не посоветовавшись с Москвой, одним махом разрешает безвизовый въезд гражданам аж 80 государств, среди которых много тех, с кем у России очень напряжённые отношения, а граница между странами фактически отсутствует, что может помешать приезжим посетить с отнюдь не дружественным визитом пару-тройку российских городов? И кто будет отвечать за последствия таких поездок?
Что же касается критики в российской прессе представителей белорусских властей (кстати, скорее недоумённой, чем злобной), то как прикажете реагировать, к примеру, на то, что в ходе июльского заседания Парламентской ассамблеи ОБСЕ в Минске четверо из шести членов делегации Белоруссии голосуют за резолюцию, осуждающую «российскую агрессию против Украины»? Хвалить их за это, что ли? А ведь это далеко не единичный случай, когда белорусские официальные лица присоединяют свои голоса к хору обличителей России.    
И так практически по всем пунктам обвинений Лукашенко. Про многолетнее и многомиллиардное фактическое субсидирование белорусской экономики за счет беспошлинной поставки российских энергоносителей и говорить не хочется – настолько это было невыгодно для России.
По логике Александра Григорьевича, Россия должна всячески помогать и идти на уступки братской республике – закрывать глаза на реэкспорт санкционных продуктов и антироссийские демарши, удовлетворять потребности Минска в нефти и газе, а Белоруссия будет выстраивать свою «многовекторную» политику дружбы со всеми, кто может быть ей полезен. На интеграцию и братские отношения, о которых так любит говорить «батька», это совсем не похоже.
Трещина между двумя частями Союзного государства, явно проявившаяся в 2008-м, когда Белоруссия ни словом, ни жестом не поддержала «умиротворение» обнаглевшего грузинского агрессора, продолжает расширяться. И если ни о какой согласованной внешней политике не приходится говорить уже давно, то в последнее время стало исчезать и то общее, что казалось незыблемым – язык и история.
Всё чаще и всё громче в Белоруссии звучат призывы лишить «акупацыйную мову» статуса государственного языка. Хотя раздаются они в основном из рядов оппозиции, власть на это никак не реагирует. А с прошлого года в национальном парламенте заседает одна из руководительниц русофобского «Общества белорусского языка имени Франциска Скорины» Алёна Анисим, выступающая за ограничение использования русского языка. Поговаривают, что решение о получении этой дамой депутатского мандата было согласовано на самом верху.  
Государственные и окологосударственные структуры Белоруссии уже давно выстраивают альтернативную «литвинскую» версию истории страны. На площадях белорусских городов как грибы после дождя появляются памятники правителям Великого княжества Литовского и литовско-польским магнатам, «внесшим неоценимый вклад» в становление белорусской государственности.
Никто не спорит с тем, что территория Белоруссии когда-то входила в состав литовско-польского государства, но для населявших её православных русских (белорусами они стали намного позже), которых шляхта собирательно именовала «быдлом», это были очень тяжелые и грустные времена. Ведь в России не ставят памятники ханам Батыю и Узбеку на том основании, что Русь более двух веков находилась под властью Золотой Орды. 
А в Белоруссии такое никого не смущает, там даже балет про князя Витовта, одного из злейших врагов Москвы, ставят. И это не говоря о многочисленных псевдо-документальных фильмах и научно-популярных книжках, в которых красной нитью проходит одна и та же мысль: «Мы не Россия, мы – Европа».
О текущей ситуации белорусские СМИ, не стесняясь, пишут в том же духе. В то, что всё это происходит без ведома и поддержки первых лиц страны, поверить невозможно.  
Длящийся последние года конфликт между Россией и Западом (фактически новую холодную войну) Лукашенко рассматривает как возможность получить максимальную выгоду от обеих сторон. До поры, до времени это может приносить вкусные и сладкие плоды, но конец у этой истории, скорее всего, будет печальным. Примеров достаточно.
Главная системная иллюзия состоит в том, что «батька» искренне убеждён, что Белоруссия во главе с ним или с тем, кого он назначит своим преемником, необходима буквально всем. Увы, это не так. Западу Белоруссия, так же, как до этого Грузия, Украина, Молдавия, Болгария и далее по списку, нужна только как площадка для игры против России. Отсюда и обещания грядущего «безвиза», многомиллиардных инвестиций, безбедной житухи и прочих «кружевных трусов». 
Когда партия завершится с нужным для Запада результатом, надобность в Белоруссии отпадёт, гранты и заверения в дружбе иссякнут в один момент. Возиться с социально-ориентированной страной и её архаичной полусоветской экономикой никто не будет.
России же Белоруссия объективно нужна, но не как ветреная любовница, которая сегодня крутит с одним, а завтра с другим, а как надёжная братская страна, готовая подставить плечо и поддержать в трудную минуту. Соответственно, и мы поможем, если в белорусскую хату вдруг придёт беда.
Ну, а коли нет, так нет. Братьями мы, конечно, останемся; ведь белорусы, русские и украинцы – это один народ, оказавшийся разделённым. Но вот друзьями уже не будем.