Четверг, декабря 14, 2017

На пути к «цифровому» творчеству

Снять фильм о возвращении Крыма в Россию – идея хорошая. По гораздо менее значимым поводам фильмы снимают…
Вот Алексей Пиманов эту идею и осуществил.
А как фильм-то называется? Вот так и называется – «Крым».
Что Крым? Где Крым? Назывное предложение, и не более того.
«Ночь. Улица. Фонарь. Аптека», – тоже назывные предложения, но они содержат цельный художественный образ. А в пимановском случае есть название, которое ничего не говорит ни о содержании, ни о фабуле этого кино.

У людей сторонних до сих пор бытует наивное представление о том, что у людей творческих и муки должны наблюдаться соответствующие, творческие. 
«Над замыслом слезами обольюсь» – это понятно. А над заголовком, - в данном случае над названием фильма, - не нужно слезами обливаться, придумывая оный?
Кинематограф последних лет даёт многочисленные примеры того, что название придумывать и вовсе не обязательно. Вот и получается раз за разом нечто невразумительное – то «Кандагар», то «Пушкин»…
Такие слова похожи, скорее, на названия ресторанов, но не кинофильмов.
В газетах и журналах в былые времена существовала неформальная должность «придумывателя заголовков»; и эту роль очень ценили. Понимали редакторы, что сочинить хороший заголовок не так просто, и не у каждого автора, даже вполне талантливого и трудоспособного, это получается. Тем более, в условиях графика, жёсткого лимита времени. Иногда заголовки сочиняли коллективно, методом мозгового штурма.
Да и в кинематографе наблюдалось нечто похожее. Во всяком случае, прочитав на афише «Хроника пикирующего бомбардировщика» или «Служебный роман», потенциальный зритель уже примерно знал, про что будет кино. Позже такое понимание «переосмыслили», назвав его рекламным эффектом. 
Эффект это или не эффект, не суть важно; главное, что не зря, что полезно и удобно. Да и какое-никакое уважение к зрителю присутствует.
Вот, к примеру, был фильм, который назывался «Афганский излом». Теперь, вероятно, его назвали бы просто «Афганистан». Коротко и непонятно. Зато современно. А фильм «Я шагаю по Москве» назывался бы «Москва»...
Бог весть, какими финансовыми или иными «творческими» соображениями руководствуются сценаристы, режиссёры и продюсеры современного кино, но лапидарность в названии как сверхзадача – явно налицо.
Если так пойдёт и дальше, то названия фильмов будут отличаться одно от другого лишь порядковым номером – «Фильм №48» или «Фильм №49»… Как номера улиц в Нью-Йорке. Там ведь тоже не стали усложнять себе жизнь муками творчества.