Суббота, декабря 16, 2017

«Рыночное» искусство не хочет жить по-рыночному

Ранним майским утром следователи вместе с ОМОНом начали обыск на квартире у режиссера Кирилла Серебренникова и в театре «Гоголь-центр». В тот же день были задержаны главбух «Седьмой студии» (театральной труппы, созданной Серебренниковым) Нина Масляева и бывший директор Юрий Итин.
Обыски связаны с хищением 200 миллионов рублей, выделенных Министерством культуры «Седьмой студии».
Само по себе дело о «Гоголь-центре» и его начальнике – известном певце содомского и прочих смертных грехов и непотребств, светоче либеральной интеллигенции – тривиально: пошлая покража.

Как это часто случается, ряд блогеров-энтузиастов тотчас же выразили свою радость по поводу того, что культур-содомитов наконец-то стали прижимать к ногтю, но не тут-то было. Как и следовало ожидать, тотчас же по сигнальному свистку подняли гвалт деятели искусства и культуры, среди которых оказались Евгений Миронов и Чулпан Хаматова. Их участие в акции устрашения власти было вполне оправданным и рациональным, ибо эти жалкие 200 миллионов, выделенные «Седьмой студии», списывались на фестиваль «Территория», соучредителями которого были Серебренников, Хаматова и Миронов. Далее цепочка будто бы вела во МХАТ, а из него ещё выше и терялась из виду совсем уж в небесах.
Можно даже нарисовать точную схему того, как это делается. 
Из покраденных миллионов часть идёт вбок, - какому-нибудь театральному начальнику, вхожему в горние сферы. Тот берет своё законное, лишь ему причитающееся, а оставшееся несет в башню из слоновой кости, какому-нибудь очень-очень ответственному лицу. 
А чтобы это очень-очень ответственное лицо не попало под «колпак Мюллера», доброхоты снимают какую-нибудь фильму, где это очень-очень ответственное лицо является консультантом (сценаристом, гримёром, автором идеи и т.п.). Вот и вся схема, за которую потом будет отдуваться простая русская бухгалтерша.
Информационную поддержку гвалту оказали «Эхо Москвы» и «Дождь». Как же без них! Дело было подано как очередная расправа властей над высоким искусством, свободой творчества и наступление «нового 1937-го».
Схема отработанная, сбоев не дающая. А власть, может быть, даже извинится перед деятелями худкульта за то, что обнаружила воровство.
Ничего нового. И всё-таки повод задуматься есть, несмотря на то, что закон в очередной раз наверняка восторжествует и виновные в нарушении финансовой дисциплины будут наказаны. Но что делать с пропагандой смертного греха на театральных подмостках?
Первая мысль – это переводить театры, ставящие всякие непотребства, на полный хозрасчёт, как и завещал им Егор Гайдар. А то ведь получается, что растление ведётся за государственный счёт, за наши с вами деньги. 
Но нет, не умеет и не хочет «рыночное» искусство жить по-рыночному и самостоятельно деньги зарабатывать. Ему деньги из казны подавай, а о расходовании оных лучше не спрашивай, - такой вот бизнес-принцип.
Разумеется, перевод театра на самоокупаемость и самофинансирование есть повод для истерики «культуртрегеров» с их воплями об «убиении» театра и введении цензуры. И введение её вызовет очередной и, возможно, даже небывалый гевалт. Что остается зрителю, который становится жертвой самореализации творческой личности художника»? Писать в газеты? Возмущаться на кухне?
Так сам собою встает вопрос о цензоре, решающем, переводить на самоокупаемость очаг непотребства или повременить?
И вот тут мы подходим к самому главному – к фигуре государственного мужа и его культурному и морально-нравственному облику.
Нетрудно судить и выносить вердикт о спектакле, в котором актёры, выполняющие очередной творческий замысел режиссера, показывают зрителю свои голые задницы (случай со спектаклями Серебренникова), отправляют или имитируют отправление физиологических потребностей, включая половой акт, в том числе и в особо циничной форме.
Было бы неплохо возлагать ответственность и на тех чиновников, что выделяли средства подобным театральным структурам и несли с виновными солидарную ответственность, включая уголовную. Любопытно, но один из покровителей и ценителей художеств Серебренникова – бывший министр культуры правительства Москвы единоросс Сергей Капков – уже находится в бегах. В Германии.
Не будем попрекать его партийной принадлежностью. Другие, за редчайшими исключениями, ничуть не лучше. 
Оскорбительно невысок для такой страны как Россия уровень культуры наших политических и общественных деятелей, в том числе и чиновничества. Где уж им судить о чём-либо, существенно превосходящем по своему художественному значению «Мурку». «Театральный роман» они не читали, а если и читали, то никаких выводов для себя в части уяснения природы театра и руководства им не сделали. Они же, чай, не товарищ Сталин, который умел применять к мастерам культуры и кнут, и пряник, чтобы те не забывали, с кем им надлежит быть. 
Вслушайтесь в речь наших ответственных работников. Это какой-то «пацанский язык», почти что «феня». А посему и все думы о нём. О бабле.
И ещё. В руководстве страны отсутствует понимание целей и задач сохранения (не какого-то «развития») культуры. Во всяком случае, никаких свидетельств тому не наблюдается. 
Часто можно услышать тезис о том, что Россия отстаивает «традиционные ценности» – так стыдливо именуются нынче в нашей стране ценности христианские. Так и хочется спросить: 
- И в чём же проявляется это отстаивание? В поощрении серебренниковых и прочих, имя которым – легион?
Впору вернуться у дореволюционной практике и вводить для чиновников минкульта экзамен на чин. Средство ограниченное, но стоит лишь попробовать, а там, глядишь, и вкус привьется.
Надо же с чего-то начинать.