Вторник, апреля 24, 2018


«Обиженные акулы»: между честью и кошельком

История со страшным «харрасментом», учиненным депутатом Слуцким по отношению к неким представительницам СМИ (именуемым также некоторыми несознательными гражданами «работницами второй древнейшей профессии»), уже побудила многих что-то по этому поводу написать. И мало кого сподвигла на то, чтобы что-то прочитать. И желательно из классической литературы, в которой все давно сказано…
А если конкретно, то речь идёт о классике зарубежной. Точнее, испанской. Ещё  точнее, о романе Мигеля Сервантеса «Дон Кихот». Эту книжку в наше время мало кто читал полностью – а зря. Есть там очень подходящий к современности сюжет о том, как судьба занесла оруженосца «рыцаря печального образа» в губернаторы острова Баратария.

Так вот, в этом качестве довелось Санчо Пансе разбирать дело о самом что ни на есть суровом  «харрасменте», когда некая дама обвинила некоего господина в том, что тот её поимел (скажем так) супротив её воли. Господин факта не отрицал, но с обвинениями в насилии не соглашался – мол, если бес и попутал, то обоих.
Разобраться, как на самом дело было, не было никакой возможности (совсем как и сейчас), но находчивый Санчо решил вопрос просто и мудро. Он приказал отобрать у обвиняемого кошелёк с дукатами и передать его пострадавшей особе, сказав при этом: «Если ты, женщина, пострадала, то тебе полагается возмещение; а если ты, мужчина, считаешь себя правым, то отбери у нее кошелёк!»
В последующей беготне и стычке все попытки мужичка вернуть дукаты успеха не возымели, но... вернуть ему кошелёк распорядился сам Санчо Панса, который пришёл к выводу, что «если бы ты, женщина, отстаивала свою честь так же, как этот кошелёк, то никто бы с тобой никак согрешить не смог бы».
Вот такая получается притча, которую неплохо было бы применить и к ситуации с охальником Слуцким, который и то и сё, и руку на коленку и выше…
Однако вопрос: а что же харрасмируемые журналистки? Как они на эти интимные поползновения реагировали? Может, кто-то из них дал депутату Слуцкому по физиономии? Или кто-то сразу же (а не через фиг-знает-сколько-лет) написал по этому поводу гневную статью? Или представители прекрасной половины журналистики хотя бы просто объявили бойкот сладострастнику пораньше, а не когда это стало модно в Америке? То-то…
Никто ничего подобного не делал, ни о каких харрасментных выходках Слуцкого не сообщал, на пресс-конференции и интервью с ними все дамы исправно ходили…
Так из-за чего сыр-бор? Чего вдруг теперь-то разобиделись? И почему разобиделись именно на Слуцкого, а не, к примеру, на главреда «Эха Москвы», который тоже в маленьких радостях жизни с подчиненными особами женского пола себе не отказывал?
И вот только не надо рассказывать про то, что-де сопротивляться наглому депутатскому «харрасменту» невинные журналистки не могли, потому что… Что? Вот то-то…
Какое-никакое оправдание, может, и сгодилось бы, если бы харрасмируемые дамы жили в депрессивном городке, где иной работы не сыскать, а детей кормить надо – вот и приходится начальничка ублажать, стиснув зубы от отвращения.
А у думско-столичной «акулки пера» возможность «послать» сластолюбца всегда есть. Так же, как была возможность послать Харви Вайнштейна у тех голливудских актрис, которые делали карьеры через постель продюсера, а потом вдруг сочли себя страшно этим продюсером обиженными.
Что же касается депутата Слуцкого, то он персонаж и в самом деле сомнительный. И то, что он, возможно, когда-то где-то за что-то кого-то ухватил – наименьший из его грехов. Вот если бы «акулы пера» в юбках гнобили его за то, что провалил всё, что можно, именно на межпарламентском поприще (занимаясь, между прочим, «связями  с соотечественниками за рубежом»), то автор этих строк таким храбрым «акулам» только аплодировал бы.
Но как раз о том, о чём надо говорить, «храбрые», но слегка харрасмнутые журналистки помалкивают. А коли так, то придётся снова и снова задавать им «вопрос Санчо Пансы»: «Так о чём же вы думали в момент «харрасмента» – про честь или про денежные знаки?»
И ответ будет очевиден…

Заметки народного политолога

Либеральный элемент на фоне реальной войны



Война информационная, война экономическая, просто война…
Это реальность, причём, ежедневная, без выходных и перерывов на праздники. И вот уже у нас нет-нет да и сравнивают Россию и Израиль. Точнее, вспоминают известную формулу, бытующую в Израиле независимо от того, какая по счёту война на дворе: «Мы – воюющее государство».
Ну да, воюющее. А мы чем хуже? Нам тоже не слабо…
Вот тут и начинается «засада». У большинства наших сограждан слово «война» особого ужаса не вызывает. Да, война – это плохо и тяжело, но всё же знакомо, хотя бы на уровне исторической памяти: «Впереди враг, рядом свои, и наше дело правое…»

Подробнее...
Бабищи в штанищах



Я всегда был за раздельное обучение. Это чтобы в школах мальчики и девочки – отдельно друг от друга. Как во времена наших государей-самодержцев.
Любой «продвинутый» психолог-социолог-сексопатолог, а тем более серьёзный педагог (есть ещё такие) подтвердит, что это правильно, и что сухом остатке должно быть следующее: мужчин нужно растить и воспитывать мужчинами, а женщин – женщинами. То есть всё-таки отдельно друг от друга.
Это, кстати, и одежды касается. А то, как говорили наши не совсем давние предки, бабища в штанищах – это как-то уж совсем не комильфо.

Подробнее...
«Царствуй на славу!..»



Президент Путин уж неоднократно от должности царя открестился. Мол, неправильно меня так называть, не царь я вовсе…
А вот и плохо, что не царь. И никакие ВЦИОМы не могут измерить меру, степень и глубину скорби народной, что разливается при тех президентских словах по просторам Отечества.  
Как так – не царь?! А мы, значит, опять без царя?! Да сколько ж можно! И, значит,  через несколько лет – опять выборы-перевыборы, и опять всё снова-здорово…   
В общем, так дело дальше не пойдёт. Ибо не имеет никакого значения, что там о себе думает глава государства в конкретный исторический момент. А имеет значение только то, что думает наш народ, который, почитай, уж второй век без царя мяется.

Подробнее...
Антропологическая порча


     
В чём отличие народной политологии от политологии за деньги?
А вот в чём: народная наука считает, что человеческое предшествует политике, а газетно-телевизионная наука – наоборот.
Иным словами, сначала человеческое нутро («антропологическое качество»), а затем уже политика того или иного розлива, этим самым пресловутым «антропологическим качеством» определяемая.
Официальные политологи исходят из того, что превыше всего экономические интересы, определяющие всё прочее, включая качество человечины. Ну да все они марксисты-ленинцы, поскольку формировались тогда, когда побеждало всесильное учение. Когда же побеждать оно перестало, то выяснилось, что никаких других книг, помимо истории КПСС и выжимок из западного научно-популярного чтива, милостивцы наши не читали.

Подробнее...
Яндекс.Метрика