Суббота, мая 26, 2018

Чем пир отличается от пьянки

«Русский – значит, пьяный». Этот тезис провозглашают не только наши враги. Мы и сами себе при случае его обязательно припоминаем. В любой поддатой компании так прямо и скажут «А ты чо не пьёшь – не русский, што ли»?
Если градус ещё не очень высок, то вспомнят и фронтовые сто грамм, и Петра Первого, и, в конце концов, слова святого князя Владимира: «Руси веселье питье, не можем без того быти…»
Он сказал эти слова неким проповедникам, объясняя, почему не желает принимать магометанство.
В общем, общенациональная идея: «Русский – значит, должен пить». И настолько русский человек алкоголик, что даже религию себе выбирал по принципу «можно ли в ней бухать».

Во многих европейских языках состояние пьяного человека имеет свое особое определение, например, в греческом «пью» – это не состояние опьянения. В латыни пить это «bibo», а пьянство – «ebrietas». В английском пить – «drink», пьянство – «inebriety». В немецком пить – «trinken» а пьянствовать – «saufen». Хотя есть и синонимы, важно существование отдельного слова, именно определения для алкогольного опьянения.
А теперь русский язык. В языке «урожденных алкоголиков», оказывается, нет отдельного слова для состояния опьянения. Опьянение – это «опиянение». То есть опился человек.
На Руси состояние опьянения было настолько неважным, что для него не было даже собственного слова. Да, сейчас есть жаргонные «бухой», «в стельку», «нажрался» и прочее, но сама современность этих жаргонизмов доказывает, что лишь недавно появилось явление, которое потребовало отдельного слова для определения и отделения от других состояний. А в старину на Руси его не было, поэтому и слова для него не нужно было.
И в этом аспекте слова святого князя Владимира, - хотя он ещё был язычником, когда говорил их, - имеют несколько иной смысл. Это не признание пьянства, как сути русского человека, это отвержение его.
Святой Владимир как бы следующее говорит: «Это вам, агарянам, запрещено пить, потому что вы привыкли упиваться до скотского состояния, и если вам не запрещать, то не останется даже вида человека. А у нас на Руси пьют не для опьянения, а для того, чтобы вместе веселиться…»  
В пользу именно такого смысла говорит то, что на Руси традиционный хмельной напиток – не вино и не водка, а мёд (современная «медовуха», впрочем, к древнему мёду имеет мало отношения). Его физиологическое действие действительно отличается от вина и водки тем, что, по отзывам «испытателей», сохраняется ясность ума, и человек не осознает своего опьянения, которое проявляется только приливом веселья, да ещё «ноги отказывают».  
Любопытна в этом отношении книга 1648 года «Обиходник столовый», которая представляет собой своеобразное меню Московского Новоспасского монастыря, трапезу монахов, нищих и трудников при архимандрите Никоне – будущем великом патриархе. В конце книги находится повеление Никона не пускать никаких хмельных напитков в монастырь, однако на трапезе в праздничные дни предписано ставить заздравную чашу мёда.
Содержание алкоголя в этом мёде было таким, что ни о каком тяжёлом состоянии опьянения и речи идти не могло.
Ну, а какие ассоциации вызывает слово «пир»? Нечто торжественное, светлое, весёлое, где много всякой вкусной еды и выпивки. И, главное, много людей. Так что «пир» – это не характеристика трапезы, это характеристика общества. «Был на пиру» – значит, был в большом обществе. Два, три или пять человек – это не «пир»…
Есть ли в такой компании тела в бесчувственном состоянии и тяжкое похмелье на другой день?
Нет, для этого существует слово «пьянка». Вот на пьянке хотя и есть веселье, но непотребное, заканчивающееся драками и оскорблениями, в нем нет ничего торжественного, а про еду и речь не идёт.
А между тем, «пьянка» и «пир» не просто однотипные слова. Это существительные, образованные от глагола «пить» только разными суффиксами. И разными людьми. «Пьянка» придумана нами, а «пир» – нашими предками.
Царь может устроить пир по поводу любого события – венчания на царство, победы над врагом – оставаясь при этом царём; но царь не устроит пьянку, словно низводя себя с трона и ввергая в грязь вместе с подданными.
Не пьянство в душе русского человека, а его общение с друзьями. Увы, это общение сейчас почти всегда заканчивается именно тяжким мефистофелевским опьянением. Но вина в нём не на князе Владимире и даже не на чужих для Руси водке и вине. Вина, в том числе, и на нелепой мысли: «Русский – значит, пьяный».

Заметки народного политолога

Ах, эта свадьба пела и плясала…



Отгремела на Темзе очередная королевская свадьба. Принц Гарри наконец-то женился.
Все кинулись обсуждать… нет не жену его, актёрку, а тёщу-негритянку. Девке завидовали – свезло; а пацану не очень. Всё, как у людей, хотя и королевская семья, но со своими скелетами в шкафу.
Наш конюх Пантелеич, в отличие от многих политологов на окладе, смотреть сей перформанс в записи отказался: свадьба – эка невидаль! А с другой-то стороны… не скажите…
Баба Лиза на свадьбе злая-презлая сидела. Не нравится ей невеста – ясный перец. Но тут тоже ничего удивительного (напоминание об утраченном колониальном господстве).

Подробнее...
По заслугам – и к ногтю (из монологов юродивого)



Брат мой!
Ты привечаешь и одариваешь тех, от образа которых мутит всех верных твоих.
Не могу знать, зачем ты так поступаешь, но, можно догадаться, что хочешь кому-то понравиться и делать особенные плезиры.
Не знаю, кто они, эти дальние и неизвестные, но ты давно переступил черту, за которой такие манеры были бы потребны.
Ты давно можешь говорить своим голосом. Поэтому стань приятным не тем, дальним, а ближним и верным своим, не заставляй их день и ночь скорбеть по тебе.

Подробнее...
«До Воркуты идут посылки долго…»



Заходим мы давеча с участковым Ёлкиным в наше сельпо (со служебного входа) и видим, как продавщица Люська одной рукой слезу платком утирает, а другой – в ящик всякое нужное кладёт: спички, мыло, тёплые носки, гречку…
- Ты, Люсьена, к войне, что ли, готовишься, али облагодетельствовать того, кто на зоне чалится? - спрашивает ее Ёлкин в шутливом тоне.
- Ему, вот, собираю, сердечному, - говорит Люська и кивает на висящий в глубине подсобки портрет.
Глянул я, а это портрет… нет, не девка срамная там изображена, не звезда Голливуда мужеского полу, а сам Герман Греф – начальник всего Сбербанка. Конечно же, у каждого свои идеалы, но не до такой же степени!

Подробнее...
Нам не дано предугадать, как наше слово отзовётся



Свободный интернет – дело, конечно, серьёзное и для всех важное. Ради этого и на демонстрацию выйти можно, кричалки покричать, плакатиками помахать…
Только на это вот что скажу. Побывал я давеча в одной частной фирме, большинство сотрудников которой молодые женщины, приехавшие в Москву. Газет они не читают, телевизор смотрят лишь на ночь (сериалы). Интернет же используют по назначению: кулинарные рецепты и погода. Всё.

Подробнее...