Суббота, февраля 24, 2018

Почему мы продолжаем строить дом на песке

Нет, я не о «Матильде» и не о «Смерти Сталина». И не о том, отчего у наших левых и коммунистов призыв запретить к прокату первый глумливый фильм вызывает протесты, типа «Даешь свободу творчества!», а призыв запретить второй, такой же глумливый – шум и ярость: «Да как они, гады, посмели?!» В общем, «Сие море великое и пространное: тамо гади их же несть числа». И оба фильма о России.

Стоп! Тут-то и возникает проблема. Это для нас первый и второй фильмы о России, потому что нормальный человек видит историю как нечто единое, хотя и с катаклизмами, а товарищи левые и коммунисты в виде трёх самостоятельных периодов: дореволюционного (доисторического мрака), советского («светлого прошлого») и нынешнего – «нового мрака-полумрака».
Из этого вытекает, что дорог становится лишь советский период, поскольку в бытоустроительном плане он был наиболее социально приемлемым с нынешней точки зрения.
Итак, в основе такого мировоззрения лежит не идея непрерывной истории страны с её катастрофами и взлётами, не историческая Россия как таковая, а идея приемлемости или неприемлемости того или иного социального устройства («бытоустроения»).
О том, что «бытоустроители» – враги Христа, говорил ещё Серафим Саровский пришедшим к нему за благословением декабристам. Понятное дело, что для атеиста это не аргумент, а посему попробуем зайти с другой стороны. Известно, что для решения некой частной задачи необходимо решить задачу более высокого порядка. Иными словами, для того, чтобы решить задачи благоустроения общества, необходимо решить, на каких основах это общество предполагается строить, ибо в основе каждого общественного устройства лежат некие духовные ценности и некое человеческое качество – конкретная историческая антропология. Эту проблему прекрасно видел и изобразил в парадоксальной форме Шарль Монтескье в своих «Персидских письмах», когда писал о троглодитах и их потугах создать жизнеспособное общество и вообще что-то путное. Однако троглодитская природа с их ценностями, типа, умри, ближний, сегодня, а я, забрав твоё, умру завтра, брала своё. И несчастные троглодиты так и продолжали методично пережевывать друг друга.
Итак, для того, чтобы построить нечто фундаментальное, нужно знать, на каких ценностях это новое будет основано. Попытки построить сытое общество на идеях материализма, уже не раз приводили к краху, в том числе и советское общество. Как только во главу угла был поставлен вопрос о построении коммунизма, т.е. о материальном изобилии, тотчас же выяснилось, что задача это нереализуемая. Тем более, не ясно стало, что значит построить общество, где «каждому по потребностям», ибо потребности имеют тенденцию к постоянному росту. Этим вопросом – что значит нормальные потребности – задался однажды Ильич и, разумеется, не смог ответить на него, ограничившись пустыми отговорками.
Значит, нужны совершенно иные идеи и ценности. Но и это ещё не всё. Ценности можно напридумывать всякие. Вот и Сергей Кургинян сподобился создать для практических нужд некую «красную метафизику». Весь вопрос в том, соответствуют ли они некоему незримому человекам мироустройству. Ибо не даром же было сказано: «Аще не Господь созиждет дом, всуе трудишася зиждущий». И если противоречат они «мировой гармонии», то не устоит постройка. Судьба великого Вавилона тому ярчайший пример. Да и могучий СССР пал в три дня, - при всей его экономической мощи, со всеми его могучими Вооружёнными силами, спецслужбами и всепроникающим госаппаратом. Сей потрясающий исторический факт – яркая иллюстрация истинности стиха Псалма Давидова: «Аще не Господь сохранит град, всуе бде стрегий».
Одним словом, покуда мы не выберем, какие ценности исповедовать и класть в фундамент своей души, строительство наше будет походить на строительство на «песце». И всегда будет присутствовать соблазн, отмеченный ещё щедринским Летописцем: «В том-то, собственно, и заключается замысловатость человеческих действий, чтобы сегодня одно здание на «песце» строить, а завтра, когда оно рухнет, зачинать новое здание на том же «песце» воздвигать…»
И возвращаюсь к нашему кино. Один из тех, кто выступил против выпуска в покат глумливой ленты «Смерть Сталина» воскликнул: «Как же после такого мы будем глядеть в глаза «Бессмертному полку»?
А ведь сей простодушный товарищ, ранее агитировавший за «свободу творчества» и противившийся запрету «Матильды» (простота порой и впрямь хуже воровства) даже не задумался, как он будет глядеть в глаза русским святым. А ведь рано или поздно это предстоит каждому. Разумеется, всё это «поповские сказки», «духовное труположество», как говорил о вере некий бешеный журналист, ставший ненадолго государственным мужем. Но тут уж ничего не попишешь, есть два взгляда на мир. «И вместе им не сойтись».
Но если сегодня мы плюем в нашу непрерывную и не пресекавшуюся историю, в наших святых (ярчайший пример тому – злополучная «Матильда»), то не будет ничего удивительного в том, что история в очередной раз выстрелит в нас из пушки.

 

Заметки народного политолога

Вор должен сидеть в тюрьме



Каждый раз, когда с нецерковным или даже с неверующим человеком заходит речь о Промысле, о Боге, то чуть не с первых слов начинается многострадальный рассказ: «Вот, олигархи воруют и живут припеваючи, а где ваш Бог…»
Понятно, конечно, что это в человеке говорит исключительно смертельная жажда по мановению Божию оказаться на месте олигархов – тогда он, пожалуй, разок готов признать, что где-то там что-то есть.
Но речь не об этом. Ведь именно типическое житие человека, который украл много денег, является совершенно ясным свидетельством действия Промысла. Ибо понеже вор должен сидеть в тюрьме. И первое, что делает человек, укравший много денег – это сам строит себе тюрьму.

Подробнее...
Игра в «олимпийский напёрсток»

Ну вот, нечаянная радость: я выиграл на спор несколько бутылок коньяка. С политологами спорил, с «дипломированными». Спорил, что, несмотря ни на что, все эти МОКи и спортивные арбитражи «умоют» наших спортсменов перед самой олимпиадой.
Мы, вообще-то, до 1952 года спокойно и неплохо жили. На здоровье не жаловались. Почти каждый мужик легко пудовую гирю выжимал. Про баб и говорить нечего: они и коня на скаку тормозили, и в горящую избу захаживали.
А всё почему? Да потому, что мы до 1952 года ни в каких олимпиадах не участвовали. Брезговали. И здоровье берегли.

Подробнее...
Шура, запускайте Грудинина!..



Неожиданное для всей страны выдвижение коммунистами кандидатуры Павла Грудинина на пост президента – пожалуй, главный парадокс нынешней предвыборной кампании.
Народ любит сюрпризы, «ведётся» на них – это понятно и естественно. И вот, Грудинина выдвинули – народ позабавили.
А как на счет того, чтобы просчитать последствия? Нет, это, конечно, не дело рядового избирателя. Но те, чьё это дело, такого труда на себя не взяли. За это уже и расплачиваются, даже не дождавшись дня выборов.

Подробнее...
На двух стульях (из монологов юродивого)



Брат мой!
Все мы ждём тебя, но главное – мы ждём от тебя.
Ты сидишь на двух стульях, и это значит, что все мы сидим на двух стульях, что не сулит ничего хорошего.
Гораздо лучше гнаться за двумя зайцами. Хотя бы потому, что ты гонишься за ними, а не они за тобой. Пускай даже и не догонишь, в этим нет ничего плохого или обидного...

Подробнее...