Четверг, декабря 14, 2017

О прикладной пользе фантастической литературы

За ожесточённой медийной войной вокруг фильма «Матильда» практически незамеченным остался выход романа Сергея Анисимова «Гнев терпеливого человека» – заключительной части трилогии «Абрамсы» в Химках», в которой смоделирована агрессия НАТО против нашей страны.
С творением режиссера Алексея Учителя новую книгу Анисимова объединяет то, что оба эти произведения проходят по ведомству исторической фантастики. Только создатель «Матильды» поупражнялся в создании далекого от реальности образа России прошлого, а писатель, хоть и датировавший время действия романа уже минувшим 2013-м годом, показал, что со страной ещё может произойти в ближайшем будущем.

Ещё один общий момент – связь фильма и книги с традиционными подходами к оценке места и роли нашей страны в происходящих на планете процессах, правда, диаметрально противоположными.
Взгляд Учителя на Россию и её прошлое – это взгляд профессионального либерала-западника, для которого в «этой стране» всё всегда было и будет плохо: ее правители – дерьмо, их окружение – тоже дерьмо, а народ – просто тупое быдло.
Такое видение роднит создателя «Матильды» с «творцами дум» рубежа позапрошлого и прошлого веков, которые с тем же усердием и плохо скрываемым злорадством поливали грязью «отсталую, убогую, лапотную Рассею».
Во многом усилиями либеральных деятелей культуры тогда были подпилены опоры монархии, а сейчас их идейные наследники пытаются заретушировать неблаговидную роль своих предтеч в трагедии столетней давности, показывая, что империя во главе которой стоял недалекий любитель матильд, не могла не рухнуть.     
Анисимов тоже смотрит на страну критически, но эта критика проникнута болью и состраданием (кстати, сам он по базовой специальности врач, кандидат медицинских наук). К отечественной власти 43-летний автор «Абрамсов» также не питает особых симпатий. Вернее, к тем многочисленным её представителям, которые рассматривают государство как источник личного обогащения и готовы в трудную минуту предать. Но особо от него достается Западу и играющей на его стороне отечественной «пятой колонне» в лице продажных депутатов, правозащитников, журналистов и прочих поборников «общечеловеческих ценностей».
В определенном смысле, Анисимов – наследник той традиции, которую сто тридцать лет назад сформулировал император Александр III, заявивший, что у России есть всего два надежных союзника – её армия и флот. К ним писатель добавляет граждан-патриотов, готовых встать на защиту Родины, когда от армии и флота практически ничего не осталось.
Свою миссию Анисимов видит в том, чтобы докричаться до соотечественников, предупредить об угрозе, которая по-прежнему нависает над нашей страной, и заставить задуматься о том, что каждый из граждан готов и может сделать для спасения Родины, когда враг придет на её землю. Естественно, такой алармистский взгляд не вызывает сочувствия ни у ориентированной на западные ценности либеральной публики, ни у лоялистски настроенных псевдо-патриотов. В этом одна из причин того, что о цикле «Абрамсы» в Химках» широкой публике известно мало. В принципе, романы цикла несложно обнаружить в книжных магазинах, но их надо специально искать среди похожих обложек сочинений о похождениях всевозможных «попаданцев». Специально интересующиеся темой, возможно, обратят внимание, остальные же пройдут мимо.        
Читать «Абрамсы» тяжело, в книгах полно жестоких сцен и нелицеприятных оценок, по ходу сюжета почти все персонажи, вызывающие симпатию, погибают. Однако читать это необходимо всем, кто думает не только о том, как заколотить побольше «бабок», ничего для этого не делая, и как максимально комфортно обустроить своё личное существование в этом мире.  
Сюжет трилогии, в которую, помимо «Гнева терпеливого человека» входят романы «За день до послезавтра» и «Позади Москва», буквально вырастает из реалий последних лет. До определённого момента возникает ощущение, что перед нами беллетризованный пересказ недавних событий, чему способствует мелькание на заднем плане повествования реальных политических фигур – Путина, Обамы, Меркель, Эрдогана и других.
Особое внимание автор уделяет актуальной теме манипулирования общественным мнением для получения нужного политического результата. Собственно, с этого и начинается рассказ.      
Итак, убедившись в упорном нежелании России играть отведенную ей победителями в «холодной войне» роль сырьевого придатка «цивилизованного мира» и возмутившись попытками Москвы проводить самостоятельную политику, США и их союзники по НАТО начинают масштабную спецоперацию. Задача первого этапа – создать негативный образ России, сформировав у мировой общественности мнение о ней, как о средоточии всех мыслимых угроз для безопасности планеты, человечества и её собственного народа.
Для нагнетания антироссийской истерии задействуется широкий арсенал средств, от акций информационной войны до диверсий и кровавых провокаций. Анисимов подробно и достаточно профессионально описывает «ударные» эпизоды этой кампании и произведенный ими эффект в массовом сознании. Среди них – снятый в Голливуде как бы фантастический блокбастер «Дуговая лампа», живописующий ужасы немотивированного ядерного удара русских по США, медийная раскрутка «борца с коррупмированным кремлевским режимом» правозащитницы Катерины Тэтц и её «Партии Справедливости», убийство молодого популярного вице-канцлера ФРГ, в котором моментально обнаруживается жирный «русский след» в виде брошенного киллерами огнемёта «Шмель», чудом предотвращенная атака группы чеченских инсургентов на Ленинградскую АЭС, через считанные минуты после которой вся западная пресса начинает вопить о том, что объекты повышенной опасности в России практически не охраняются...
Своего рода вишенкой на торте становится уничтожение американскими ударными субмаринами в Баренцевом море стратегического ракетоносца «Саратов», гибель которого представлена «свободной прессой» как «вопиющее свидетельство бардака и безалаберности, царящих в российской армии».
Цель первого этапа достигнута. Весь мир гневно требует от России передать свои стратегические объекты под международный контроль и сменить недемократичный режим. Робкие попытки русских оправдаться вызывают всеобщее возмущение. Москву подвергают дружной международной обструкции за то, что она посмела выразить протест в связи с перемещением к границам России войск НАТО.
Дальше в дело вступают военные. Под всеобщее одобрение «цивилизованного мира» начинается «миротворческая» операция «Свобода России», призванная принести её «изможденному народу свободу и демократию». Правда, осуществляется она явно не с этой целью: по инфраструктуре и объектам жизнеобеспечения наносятся мощные ракетно-бомбовые удары, в крупных городах заранее заброшенные боевики расстреливают автобусы с пассажирами, методично убивают военных и полицейских. Колонны американских, немецких, британских и польских дивизий как утюг сквозь масло проходят через Калининградскую область, быстро и беспощадно давя очаги стихийного сопротивления и через Прибалтику вываливаются на российские просторы. Одновременно союзники вторгаются в Россию с востока и с юга.
По всей стране царят хаос и паника: сообщение между регионами нарушено, города погружаются во мрак, нет электричества, связи, воды, продовольствия, медикаментов. Повсюду шныряют банды бандитов и мародёров. Людям ничего не объясняют, основным источником информации становятся слухи. Правительство и высшее командование куда-то исчезают, попытки отдельных армейских командиров организовать оборону терпят неудачу. Через две недели после начала операции войска НАТО входят в Москву, над Кремлём поднимается звездно-полосатый флаг.
Вскоре почти вся страна оказывается под контролем оккупантов. Остатки разгромленных частей российской армии загнаны в безлюдную тундру между Салехардом, Нижневартовском и Охотском. При этом натовцы, одержав почти полную победу, не торопятся форсировать окончание боевых действий. Причина проста – верховное командование решило использовать ситуацию для обкатки новых бригад и дивизий, перебрасываемых в районы Урала и Сибири из Европы и США на смену уже повоевавшим.   
О первоначальных лозунгах «свободы и демократии для России» оккупанты быстро забывают. Под предлогом умиротворения и ликвидации очагов саботажа и терроризма сформированные из украинцев, грузин, чеченцев, прочих народов бывшего Союза, а также местных коллаборационистов карательные отряды шныряют по захваченным районам, со звериной жестокостью пресекая попытки не только организовать хоть какое-то сопротивление, но и просто наладить более-менее нормальную жизнь в новых условиях. Если у них это не получается, на помощь приходят войска НАТО с авиацией и артиллерией. Страшных картин бессудных немотивированных расправ в книгах цикла полно.
В стране развернут комплексный тотальный геноцид, границ между «мирным населением» и «террористами» нет, жертвой может стать любой, вне зависимости от пола и возраста. Братьев-подростков Александра и Юрия Романовых расстреливают за связь с подпольем на том основании, что у них были «конспиративные клички» – Саша и Жора соответственно, а их могут иметь только преступники, стремящиеся скрыть своё имя.
Люди гибнут миллионами от обстрелов и бомбёжек, старых болезней, которые нечем лечить, инфекций и отравлений, от рук карателей и бандитов, от чего-то, чему недавно не было названия. И всё это делается ради одной благой цели – освободить огромные пространства от людей, ненавидимых всем миром за то, что они есть.
«Но русские, разумеется, виноваты в этом сами. Как обычно. Их просто было слишком много. И это не оставило победителям выбора, вообще никакого. Понятие «мирное население» оказалось неприменимым к России – никакого мирного населения здесь не существовало и существовать не могло… Русские должны умереть – это было в общих интересах всего мира…»
Когда даже тем, кто поначалу приветствовал приход носителей «свободы», это становится ясно, начинается то, что названо Анисимовым «гневом терпеливого человека», и поставленная на колени Россия находит в себе силы, чтобы нанести ответный удар.
Не желая превращать этот текст в спойлер, воздержусь от описания того, как это выглядит. Скажу лишь, что тут, увы, не обошлось без своего рода «рояля в кустах». Откровенно говоря, страницы, описывающие «возрождение русского феникса из пепла», вышли у автора наименее реалистичными. Но как же всё-таки хочется верить в то, что пришедший к нам с мечом, пусть не сразу, но всё-таки получит по своей наглой шайбе в самой полной мере. Как это было и в 1242-м, и в 1380-м, и в 1612-м, и в 1812-м, и в 1945-м…    
И какие бы гадости не писали об «Абрамсах» в Химках» на читательских форумах сетевые хомячки, втайне мечтающие о том, как бы поскорее влиться в «дружную семью цивилизованных народов», от включения трилогии Анисимова хотя в программу внеклассного чтения для старших классов будет намного больше пользы для формирования у юных граждан адекватного представления о месте нашей страны в мире, чем от косноязычных сочинений Солженицына, всевозможных «матильд» и «просветительских проектов» Ельцин-центра.
Своевременное избавление от иллюзий по поводу истинных целей Запада в отношении нашей страны может быть для кого-то болезненным, но оно необходимо. Это Сергей Анисимов как доктор говорит.

Максим Корнилов