Суббота, февраля 24, 2018

Из эксклюзивного цикла «Маленькие комедии Третьего рейха»

Геринга не любили. Но сказать, что не любил никто, не могу. Любила первая жена Карин. Ещё любила дочка Эдда. А друзей у Геринга – настоящих, верных – не было. Но были враги. И немало.
Но намного больше было мелких недоброжелателей. И обитала эта «популяция» в непосредственной близости с «телом»: в его доме, в его приёмных, в его замках и охотничьих «домиках». Гнездилась среди адъютантов, секретарей, семейной прислуги, технического персонала…

«Арийская власть» всех арийцев объявила равными. Достойными арийской идеи, арийского смысла и арийского будущего. А Геринг на людях играл в одну игру, а дома и в штабе вёл себя, как вельможа. За это он расплачивался, и не раз. Партийцы писали письма с жалобами на барские замашки рейхсмаршала. Товарищи по партии пытались его образумить, уговаривали, увещевали…
Геринг критики не принимал. Объяснял свое поведение так: «Монархи, принцы и дипломаты привыкли к тому, что даю им я. Я несу на себе эту партийную обязанность. Кто-то другой согласен взять её на себя? Берите. Я буду рад. Лично мне нужно два сухаря в день… я только здоровее стану…»
И вот однажды произошло следующее. Представьте себе роскошный кабинет Геринга в его гигантской квартире в Берлине, где он принимал всю мировую  политическую элиту  – от советского Молотова до королей и принцев крови. .
Кстати, Вячеслав Михайлович в гигантском кабинете Геринга ни разу не присел, вынуждая стоять и хозяина кабинета. Но расслабленные европейские монархи и принцы, конечно, такого напряжения не ведали и вальяжно разваливались на роскошных диванах, спокойно садились в кресла стиля рококо…
Однако главное – кресло самого хозяина. Оно было выставлено на аукционе в Париже, в 1921 году семьей Кшесинских, и когда-то принадлежало русской императрице, племяннице Петра Первого Анне Иоанновне. Анна была дамой грузной и нездоровой, и кресло ей делали на заказ. Она даже возила его с собой по разным дворцам.
Агенты Геринга купили это кресло для преемника фюрера на аукционе. И никто, повторяю, не смел посягнуть своей пятой точкой  на «трон» преемника фюрера.
Но «никто» – всегда относительное. Как-то заехал к рейхсмаршалу по делам глава Трудового фронта и начальник организационного отдела НСДАП Роберт Лей. Это был персонаж, которому и на самого фюрера было наплевать при случае, а уж на Германа-то в первую очередь.
Лея, конечно, никто не посмел бы предупредить, что вот, де, есть кресло хозяина, эксклюзивное, а посему не плюхайся в него.
Так он вошел и плюхнулся… и через пару секунд оказался пятой точкой на полу. Даже не успев подстраховаться рукой.
Это вообще-то очень больно.
Геринг даже не сразу понял, что произошло. Лей был шутник и интриган, и вообще мог учудить такое, что нормальному человеку и не приснится. И вот… лежит на полу и корчится от боли.    
Геринг поначалу растерялся. Потом испугался так, что не смог вспомнить позже ничего, что делал: бегал вокруг Лея, орал на всех, сидел на корточках около соратника, предлагая приложить лёд.
Прибежала жена Эмма, сначала тоже ничего не поняла. Но сразу дала Лею обезболивающее – чисто по-женски, видимо, пожалела.
Чуть позже, рассмотрев обломки, обнаружили аккуратно подпиленные кем-то задние ножки кресла.
Когда Роберт Лей уезжал из резиденции рейхсмаршала, то кряхтел и матерился.  На это Геринг заявил, что он всё понял, что месть будет страшной, что это покушение на него, преемника фюрера, и что за такое кто-то «кровью умоется»».
- Заткни фонтан! - сказал ему на это Лей. - Остынь и сделай так, чтобы об этом узнало как можно меньше людей (это примерный текст, т.к. подлинный состоял в основном из нецензурных выражений.
- Как? Почему? - бесновался  Геринг. - Это же  покушение на меня, преемника фюрера!
- Дурак! - ответил Лей, - Это покушение не на преемника фюрера, а на его задницу. Ты разницу понимаешь?
Геринг остыл не сразу. Звонил Гиммлеру, Гитлеру, Гессу, требовал расследования.
Гитлер промолчал. Гесс последовал примеру Гитлера.
Не знаю, что понял в этой истории Генрих Гиммлер. Но происшествие в доме Геринга с «травмой спины вождя Трудового фронта доктора Роберта Лея» приказал дать в прессе «максимально сдержанно».

Заметки народного политолога

Вор должен сидеть в тюрьме



Каждый раз, когда с нецерковным или даже с неверующим человеком заходит речь о Промысле, о Боге, то чуть не с первых слов начинается многострадальный рассказ: «Вот, олигархи воруют и живут припеваючи, а где ваш Бог…»
Понятно, конечно, что это в человеке говорит исключительно смертельная жажда по мановению Божию оказаться на месте олигархов – тогда он, пожалуй, разок готов признать, что где-то там что-то есть.
Но речь не об этом. Ведь именно типическое житие человека, который украл много денег, является совершенно ясным свидетельством действия Промысла. Ибо понеже вор должен сидеть в тюрьме. И первое, что делает человек, укравший много денег – это сам строит себе тюрьму.

Подробнее...
Игра в «олимпийский напёрсток»

Ну вот, нечаянная радость: я выиграл на спор несколько бутылок коньяка. С политологами спорил, с «дипломированными». Спорил, что, несмотря ни на что, все эти МОКи и спортивные арбитражи «умоют» наших спортсменов перед самой олимпиадой.
Мы, вообще-то, до 1952 года спокойно и неплохо жили. На здоровье не жаловались. Почти каждый мужик легко пудовую гирю выжимал. Про баб и говорить нечего: они и коня на скаку тормозили, и в горящую избу захаживали.
А всё почему? Да потому, что мы до 1952 года ни в каких олимпиадах не участвовали. Брезговали. И здоровье берегли.

Подробнее...
Шура, запускайте Грудинина!..



Неожиданное для всей страны выдвижение коммунистами кандидатуры Павла Грудинина на пост президента – пожалуй, главный парадокс нынешней предвыборной кампании.
Народ любит сюрпризы, «ведётся» на них – это понятно и естественно. И вот, Грудинина выдвинули – народ позабавили.
А как на счет того, чтобы просчитать последствия? Нет, это, конечно, не дело рядового избирателя. Но те, чьё это дело, такого труда на себя не взяли. За это уже и расплачиваются, даже не дождавшись дня выборов.

Подробнее...
На двух стульях (из монологов юродивого)



Брат мой!
Все мы ждём тебя, но главное – мы ждём от тебя.
Ты сидишь на двух стульях, и это значит, что все мы сидим на двух стульях, что не сулит ничего хорошего.
Гораздо лучше гнаться за двумя зайцами. Хотя бы потому, что ты гонишься за ними, а не они за тобой. Пускай даже и не догонишь, в этим нет ничего плохого или обидного...

Подробнее...