Суббота, февраля 24, 2018

Из эксклюзивного цикла «Маленькие комедии Третьего рейха»

Шёл 1935 год. Съезд партийных бонз со всего Рейха… Трансляция по радио на весь мир. Внезапно  в эфире (это слышно на записи, а архивные пленки сохранились) какой-то странный шум, невнятные выкрики. Что-то идёт не по задуманному сценарию. Какой-то форс -мажор.
У этого факта есть предыстория. 1933 год. Съезд под названием «Победа веры». Процедура памяти павших. Это когда почти 800 тысяч знамён участвуют в представлении, одновременно склоняясь и поднимаясь…    

Работает съёмочная группа Лени Рифеншталь. Это её дебют.
Но происходит непредвиденное: тяжёлая техника раздавила кабели центральных микрофонов, работают только периферийные, а двухмиллионная площадь давно построена и ждет.  
Множество иностранных корреспондентов наготове. И все знают приказ Гитлера: никогда не ссорится с прессой.
По задуманному сценарию, парадным действом должен командовать глава  штурмовиков Эрнст Рем. Но у него, как у всех гомосексуалистов, слабый голос. А в сложившихся обстоятельствах требовалась мощная глотка, чтобы рявкнуть в боковые микрофоны и запустить процедуру парада знамён.
«Природных» глоток  было не густо, всего три. Во-первых, Гитлер. Но у него после этой процедуры эффектная программная речь. Нельзя. Во-вторых, Геббельс. Но этот  пришёл в нацистское движение поздно, когда жертвы уже были принесены. Да и непрезентабелен внешне. В-третьих, Лей. Но он тоже пришёл в партию поздновато…
Но других то нет.
Гитлер указал Гессу: будет Лей! Не важно, что не имел отношения к тем событиям и жертвам… Важно, что сейчас в авторитете и глотка луженая.  
Роберт Лей, глава организационного  отдела НСДАП  и вождь Трудового фронта, вместе с будущим министром экономики Вальтером Функом и заместителем Геринга, легендарным асом Первой мировой Эрнстом Удетом расположился в студии Лени Рифеншталь, чтобы принять на грудь. Нет, не надраться, а так, расслабиться перед утомительным высиживаем в президиуме съезда. И вот, в эту компашку неожиданно ворвался Рудольф Гесс, заместитель фюрера. Сказал Лею: Роберт, иди, больше некому. Включи глотку – рявкни! Кабели чинят, но время не ждёт.
Лей, недопивший, злющий, матерясь, попёрся на трибуну (на пленке всё видно, тут даже на документы ссылаться не нужно).
Ну, рявкнул. Хоть и петуха пустил. И может быть, с досады, изобрёл новый жест – кулаком от сердца и руку в нацистском приветствии.
Жест очень понравился. Его стали тиражировать на митингах, собраниях, площадях. Но одно дело – площадь (маши руками, сколько хочешь), другое – зал, где все сидят или стоят впритирку друг к другу.
И вот, в таком тесном зале, на том съезде партийных бонз 1935 года после речи фюрера участники в экстазе начали этот жест хреначить…
И надавали своим соседям по полной программе.
Вот так значимые персоны в таком их значимом мире съехались на такое значимое мероприятие в присутствии такого значимого фюрера получили по своим значимым мордасам.

Заметки народного политолога

Вор должен сидеть в тюрьме



Каждый раз, когда с нецерковным или даже с неверующим человеком заходит речь о Промысле, о Боге, то чуть не с первых слов начинается многострадальный рассказ: «Вот, олигархи воруют и живут припеваючи, а где ваш Бог…»
Понятно, конечно, что это в человеке говорит исключительно смертельная жажда по мановению Божию оказаться на месте олигархов – тогда он, пожалуй, разок готов признать, что где-то там что-то есть.
Но речь не об этом. Ведь именно типическое житие человека, который украл много денег, является совершенно ясным свидетельством действия Промысла. Ибо понеже вор должен сидеть в тюрьме. И первое, что делает человек, укравший много денег – это сам строит себе тюрьму.

Подробнее...
Игра в «олимпийский напёрсток»

Ну вот, нечаянная радость: я выиграл на спор несколько бутылок коньяка. С политологами спорил, с «дипломированными». Спорил, что, несмотря ни на что, все эти МОКи и спортивные арбитражи «умоют» наших спортсменов перед самой олимпиадой.
Мы, вообще-то, до 1952 года спокойно и неплохо жили. На здоровье не жаловались. Почти каждый мужик легко пудовую гирю выжимал. Про баб и говорить нечего: они и коня на скаку тормозили, и в горящую избу захаживали.
А всё почему? Да потому, что мы до 1952 года ни в каких олимпиадах не участвовали. Брезговали. И здоровье берегли.

Подробнее...
Шура, запускайте Грудинина!..



Неожиданное для всей страны выдвижение коммунистами кандидатуры Павла Грудинина на пост президента – пожалуй, главный парадокс нынешней предвыборной кампании.
Народ любит сюрпризы, «ведётся» на них – это понятно и естественно. И вот, Грудинина выдвинули – народ позабавили.
А как на счет того, чтобы просчитать последствия? Нет, это, конечно, не дело рядового избирателя. Но те, чьё это дело, такого труда на себя не взяли. За это уже и расплачиваются, даже не дождавшись дня выборов.

Подробнее...
На двух стульях (из монологов юродивого)



Брат мой!
Все мы ждём тебя, но главное – мы ждём от тебя.
Ты сидишь на двух стульях, и это значит, что все мы сидим на двух стульях, что не сулит ничего хорошего.
Гораздо лучше гнаться за двумя зайцами. Хотя бы потому, что ты гонишься за ними, а не они за тобой. Пускай даже и не догонишь, в этим нет ничего плохого или обидного...

Подробнее...