Среда, января 17, 2018

спецназ для убийства Ким Ир Сена

Грабли нужны, чтобы на них наступать

В 2017 году небольшая Северная Корея стала одним из основных государств-ньюсмейкеров, приковав к себе внимание ведущих мировых СМИ. Оно и понятно, мало кому до сих пор удавалось похвастаться таким количеством проведённых за столь короткий промежуток времени ракетных и ядерных испытаний, каждое из которых становилось поводом для нешуточного беспокойства ближних и дальних соседей КНДР по планете. Вдохновляемые молодым и не по комплекции энергичным товарищем Ким Чен Ыном северокорейские военные раз за разом всё более успешно поражали водную гладь Тихого океана...

Поначалу, ещё толком не угнездившись в Белом доме, Дональд Трамп грозился уничтожить КНДР, если она не прекратит свою ядерную программу, суля Пхеньяну «такой огонь и ярость, каких мир ещё не видел». Однако позже американский президент как-то увял, ничего толком и не сделав.
И вот, под конец года выяснилось, что кое-какой асимметричный ответ Сеул и Вашингтон всё-таки сумели подготовить. В декабре появились сообщения о том, что правительство Южной Кореи создает специальный «отряд обезглавливания» численностью до тысячи человек, бойцы которого при начале боевых действий должны будут обнаружить и уничтожить северокорейского лидера.
Подразделение предполагается оснастить ударными и разведывательными беспилотниками, станковыми гранатометами, усовершенствованными транспортными вертолетами, современными средствами связи и прочим необходимым для выполнения миссии государственного значения. Для этого будут выделены весьма значительные средства – до 24 миллионов долларов. Обучением и натаскиванием южнокорейских спецназовцев займутся инструкторы из американского подразделения SEALTeam6, прославившегося уничтожением в 2011 году «террориста №1» Усамы бен Ладена.
Судя по замаху, власти Республики Корея и их вашингтонские покровители всерьез рассчитывают на то, что экстренно создаваемый «отряд обезглавливания» сыграет важную роль во время вооруженного столкновения между Севером и Югом.
Правда, эксперты сомневаются в эффективности применения спецназа для ликвидации главы враждебного государства на чужой территории до того, как будут разгромлены его вооруженные силы и объект атаки лишится всех рычагов управления их остатками. Примеры Саддама Хусейна и Каддафи лишь подтверждают это правило, а кажущийся исключением успешный штурм дворца «Тадж-Бек» в Кабуле в 1979-м, в ходе которого был убит президент Афганистана Хафизулла Амин, произошел не в условиях войны и являлся, с точки зрения оборонявшихся, «подлым ударом в спину», нанесённым теми, кого считали союзниками. Удачные же примеры, полностью удовлетворяющие предъявляемым требованиям, можно найти только в полностью оторванных от реальности упражнениях голливудских кинематографистов, вроде «Бесславных ублюдков» Квентина Тарантино, или в художественной литературе.
Конечно, и в настоящей истории попытки такого рода регулярно предпринимались. Ведь так заманчиво добиться максимального результата, разом обезглавив противника, при минимальных жертвах и затратах со своей стороны. Однако, насколько известно, успехом подобные проекты не увенчались ни разу. Достаточно вспомнить провалившиеся операции спецслужб нацистской Германии по организации силами диверсантов покушений на Сталина или уничтожения лидеров «большой тройки» в Тегеране-43. Были такие примеры и в истории длящегося уже более семидесяти лет противостояния на Корейском полуострове.
Так, в январе 1968-го группа переодетых в форму армии Южной Кореи северокорейских коммандос из сверхсекретного «отряда 124» пробралась на Юг, имея задачей достичь Сеула, взять штурмом президентскую резиденцию Чхонвадэ и «перерезать горло диктатору Пак Чон Хи» (кстати, бывшему коммунисту и отцу экс-президента Южной Кореи Пак Кын Хе, подвергшейся в марте прошлого года импичменту из-за коррупционного скандала).  
Поначалу всё шло хорошо. Никем не замеченные спецназовцы всё ближе подбирались к вражеской столице, но вдруг наткнулись в лесу на местных дровосеков. Бойцы пренебрегли одним из правил профессии диверсанта, согласно которому живых свидетелей оставаться не должно, и отпустили работников пилы и топора, взяв с них честное слово никому не рассказывать о встрече.
Видимо, с северянами сыграли злую шутку вбитые на политзанятиях установки о том, что трудящиеся Юга спят и видят, как бы поскорее избавиться от военной диктатуры и присутствия в стране американцев. Но то ли лесорубы им попались неправильные, то ли политруки не учли положительного влияния на население проводимых режимом Пак Чон Хи экономических реформ, но уже через несколько часов южнокорейские власти знали о непонятной группе военных, бродящих в лесу недалеко от Сеула. Армия и полиция были приведены в повышенную боеготовность, а охрана ключевых объектов, в том числе  президентской резиденции, усилена.
И всё-таки северянам почти удалось добраться до цели. Движущееся строем подразделение тормознули на блок-посту для проверки документов менее чем в километре от дворца. Обман быстро вскрылся, раздались выстрелы. Поняв, что задание провалено, диверсанты бросились врассыпную. Следующие несколько дней южане преследовали их, потеряв в стычках и перестрелках свыше ста солдат и полицейских убитыми и ранеными. В плен северяне не сдавались, предпочитая застрелиться или подорвать себя гранатой, живым удалось захватить лишь одного из них, да и то потому, что он был без сознания от полученных ран. Ещё один боец умудрился вернуться в КНДР, где со временем стал генералом.
Узнав из протоколов допросов выжившего спецназовца о цели визита «гостей с Севера», Пак Чон Хи пришел в ярость и приказал дать Пхеньяну адекватный симметричный ответ, подготовив убийство Ким Ир Сена.
Выполнение ответственной задачи поручили командованию ВВС, которому подчинялись воздушно-десантные части. Их бойцы были наиболее подготовлены для проведения диверсий во вражеском тылу. При планировании акции выяснилось, что шансы исполнителей на возвращение равны нулю – контрразведывательный режим на Севере всегда был намного жёстче, чем на Юге, вождя охраняли лучше, да и добираться до Пхеньяна далековато. Поэтому жизнями настоящих солдат решили не рисковать. Из сидевших в тюрьмах приговоренных к смертной казни преступников набрали группу, получившую наименование «отряд 684». Им пообещали после выполнения задания полную амнистию и свободу.
Поскольку смертников оказалось маловато, чтобы довести численность подразделения до 31 человека (именно столько северокорейцев было заброшено на Юг, а президент приказал ответить точно так же), к ним добавили нескольких молодых шалопаев, - то ли завербованных, то ли похищенных разведкой ВВС в городе Очхон.
Свежесформированный отряд поместили на необитаемом острове Сильмидо у западного побережья Южной Кореи неподалеку от Инчхона. Там будущих убийц сверокорейского вождя обучали стрельбе, метанию ножей, рукопашному бою, приёмам маскировки и ориентирования на местности, до изнеможения гоняли по полосе препятствий, заставляли лазить по скалам, плавать под водой, терпеть боль. Тренировки проводились с садистской жестокостью, в их ходе погибли несколько курсантов. Зато оставшиеся в живых стали высококлассными профессионалами.
Пока «отряд 684» готовился к миссии, наметились признаки разрядки в отношениях между СССР и США. Чтобы не мешать этому процессу, в Сеуле решили, что акцию стоит отложить. Когда соответствующая команда дошла до Сильмидо, выяснилось, что диверсанты согласно ранее составленному плану уже отплыли на резиновых лодках в сторону КНДР. С полпути людей, уже настроившихся на выполнение задания любой ценой, вернули обратно.
У несостоявшихся диверсантов отобрали оружие и загнали обратно в ненавистную казарму. Изнурительные тренировки продолжились с ещё большей жестокостью – инструкторам тоже не терпелось убраться с опостылевшего острова и они срывали злость на подопечных. Время шло, а приказ на выступление все не поступал.
Хотя бывшие зеки прошли хорошую психологическую подготовку, нервы у них были не железные, напряжение нарастало. 23 августа 1971 года «отряд 684» поднял мятеж. По одной из версий, его причиной стало то, что бойцы узнали о распоряжении нового командования ВВС полностью свернуть операцию и ликвидировать их.
Как оно было на самом деле, неизвестно, но фактом остается то, что восставшие сумели добраться до оружейки и перестреляли большую часть инструкторов и охраны (на свою голову те подготовили их слишком хорошо). После этого, переодевшись в форму убитых, мятежники погрузились в лодки и морем добрались до Инчхона, где захватили пассажирский автобус, приказав водителю вести их в Сеул. В столице они намеревались встретиться с президентом, рассказав ему о своих бедах и горестях.
Однако, так же как и северокорейских диверсантам тремя годами ранее, добраться до Пак Чон Хи им не удалось. Армейские части перекрыли дорогу, предложив диверсантам сдаться. Те ответили отказом и вступили в неравный бой. Расстреляв магазины, несостоявшиеся убийцы Ким Ир Сена подорвали себя гранатами. Четверых выживших казнили по приговору военного трибунала.
Тогда правительству удалось избежать шумихи, объяснив встревоженной общественности, что под Сеулом ликвидировали банду сбежавших особо опасных преступников (позже уточнили, что это были «вооруженные коммунистические агенты»). Заподозрившего неладное депутата парламента, который потребовал провести расследование случившегося, без лишних разговоров упрятали в тюрьму. 
Более тридцати лет об этом эпизоде не вспоминали, но в 2003 году режиссер Кан У Сок снял художественный фильм «Сильмидо», рассказывающий историю «отряда 684». Картина стала хитом мирового проката и вызвала нешуточный скандал. Родственники погибших диверсантов потребовали от властей рассказать правду и вернуть их останки.
Сейчас в Южной Корее намерены повторить попытку по созданию специального формирования для ликвидации северокорейского вождя, подтверждая древние аксиомы о том, что история имеет свойство повторяться и никого ничему не учит. Или говоря проще, грабли существуют для того, чтобы на них периодически наступать.  
      

Заметки

«В тренде» с Нуреевым


     
Что ни говори, а начальственная должность, пусть даже самой пустячная, существенно развивает человеческие способности, в частности, верхний политический нюх, которому любая элитная легавая позавидовать может.
Вот, взять хотя бы наше районное начальство. Прослышало оно о премьере балета «Нуреев» в Большом театре и решило продемонстрировать вышестоящему начальству, что оно тоже «в тренде». И ещё так потрендить может, как и в Москве не снилось.

Без руля



Как я уже неоднократно сообщал, победа в Великой Отечественной войне была достигнута «вопреки Сталину». Как это делается, сейчас объясню.
Механизм прост, как табуретка. Для наглядности предлагаю провести мысленный эксперимент. Некая вооружённая банда терроризирует ваш дачный посёлок. Вы всеми силами пытаетесь дать ей отпор, но руководство вашего дачного кооператива вкупе с местным полицейским начальством создают невыносимые условия для жизни дачников, пытающихся организовать самооборону: отбирают у вас дробовики, вилы, ухваты и рогатки.

«Я, Гней Помпей!..»



Услыхал я, что первое лицо нашего богоспасаемого государства будет участвовать в выборах как самовыдвиженец. Да и ни о каких теледебатах он ни слова не сказал.
И это правильно. У главного лица дел по горло и некогда ему на всякие глупые вопросы раз за разом отвечать.
На пресс-конференции он и так всё сказал. А дебаты, на которые бывшая хозяйка борделя «Дом-2» всё время рвётся, пусть другие промеж собой устраивают. И вообще, дебаты – слишком серьезная вещь, чтобы её политикам доверять. Иной в режиме реального времени такое может ляпнуть, что авторитету его партии великая убыль случится. Стало быть, формировать бригады для теледебатов надо из юмористов и пародистов, для которых языком работать и народ потешать – профессия, а не отхожий сезонный промысел.

Скажи допингу: «Да!»
Вот, к гадалке не ходить: всё идёт к тому, что Россию из мирового «большого спорта» всё-таки вытеснят. Против политического заказа (оплаченного) не попрёшь, значит, нужно исполнять.
И если так, то и нам придётся создавать собственные, альтернативные международные спортивные проекты. Готовиться нужно, как говорится, ещё вчера.
Мы такие игры почти наверняка организуем, и они не будут уступать по зрелищности и массовости лучшим мировым примерам современности. Но как быть на этих соревнованиях с допингом?
Первое и главное: бороться с ним не нужно. Допинг нужно не только разрешить, но и сделать неотъемлемой частью спортивной философии нового формата.