Суббота, февраля 24, 2018

Эрзац-культура как приют несостоявшихся

«Раскрученный» деятель эрзац-культуры Андрей Макаревич в недоумении: Россия отказалась помочь ему «срубить денег».
В самой России у него с концертами худо, особенно после реверансов в сторону киевской власти. Вот он и потребовал от «Россотрудничества» помощи в рекламе его концертов за рубежом. Отказ вызвал у маэстро негодование.
Крым, по Макаревичу, украинский, российская власть поганая… но она хоть материально могла бы помочь…
Нет, не помогает.

Тот факт, что антироссийски настроенный музыкант вообще обращается с требованием помощи к федеральным органам исполнительной власти, является вопросом, скорее, психологическим, нежели политическим или культурным. И невдомёк взрослому дядьке, что «Россотрудничество» занимается соотечественниками, проживающими за рубежом, а также гуманитарным сотрудничеством.
Сам Макаревич вряд ли нуждается в гуманитарной помощи. Но привычки-то, натуру-то куда денешь…
Творчество любого человека, поведение в жизни – есть точный портрет или «отпечатки пальцев» его души.
Макаревич родился в 1953 году в Москве в семье архитектора. Увлекся музыкой «Битлов», Высоцкого и Окуджавы, вообще любил музыку. В школьные годы основал ансамбль «The Kids», исполнявший каверверсии зарубежных шлягеров. Эта роль в молодежном сообществе, похоже, укрепила в молодом человеке качества, которые проявились еще в «розовом» детстве – самолюбие, индивидуализм, даже эгоцентризм. В его книге «Сам овца» упомянут показательный случай. Он пишет: «Поразительно, какой неожиданный приступ горя я вдруг испытал, когда у меня родилась сестра (я посчитал бы себя моральным уродом, если бы не наблюдал потом то же самое у других детей)».
Но горе довольно быстро прошло, а на первом году жизни сестры, по его словам, случилась история, которую он описывает так: «Я сидел в комнате на диване, а мама несла сестру из ванной в спальню и должна была пройти мимо меня. По мере того как она приближалась, я с ужасом понимал, что сейчас подставлю ей ножку, я ничего не мог сделать – как будто дьявол двигал моей ногой. Мама споткнулась, полетела вперед и только чудом не упала…»
В 1969 году Макаревич организует свою группу «Машина времени». Он с друзьями ещё «неформал». Группа выступает по клубам и Домам культуры полуофициально. Она становится популярной в студенческо-школьной среде.
Макаревич поступает в Московский архитектурный институт, но в 1974-м его отчисляют. Считается, что именно в эти годы «Машина времени» становится «занозой» для власти. Утверждали даже, что «гонения» начинаются по закрытому распоряжению партийных инстанций из-за пропаганды «чуждого рока». Впрочем «жестокая власть» не мешает оппозиционеру восстановиться на вечернем отделении архитектурного и окончить его в 1977 году; а в 1980-м «Машине времени» разрешают концертную деятельность.
Некоторые песни группы становились «культовыми». Считалось, что они содержали глубокие «философские мысли, опасные для системы». Прежде всего, это касалось сочинения о марионетках – «куклах, так похожих на людей». Традиционная интеллигентская фига в кармане, намекающая на несвободу личности в «совке» – так сказать, первый этап интеллектуальной борьбы за свободу.
Ничего особенного в песнях Макаревича не было и нет. Стихи такого школьно-подросткового уровня не приняли бы даже в журнал «Юность». Однако понять их скрытый смысл можно лишь с помощью «кода» того времени. Как раз тогда творческая интеллигенция с восторгом воспринимала подобный, как ей казалось, эзопов язык, усматривая в песнях «Машины времени» «вызов системе». На кухнях и в курилках НИИ и ВУЗов шептались: «Видели, слышали? Как смело! Здорово «они» получили!» Под «ними» подразумевались и советская власть как таковая, и ЦК с Политбюро, и лично генсеки.
Наступление «Золотого века» Макаревича пришлось на эпоху Горбачёва - время, когда можно было «прогнуть под себя изменчивый мир». С 1985 года издаются сольные альбомы, в которых Макаревич сочетает рок «Машины времени» с бардовской песней. Возможно, «ветром перемен» навеяна и более определённая и жёсткая мантра-угроза, где уже не было абстрактных кукол-марионеток.
В августе 1991 года для Макаревича настал час торжества. Он вдохновляет «баррикадников» у Белого дома и выступает в поддержку Ельцина. Удалось-таки «прогнуть под себя изменчивый мир».
Идеал достигнут. Приятная, сверхобеспеченная жизнь.
Несостоявшийся архитектор. Слабенький поэт. Никакой композитор. Несостоявшийся повар-телеведущий. То ли аквалангист, то ли путешественник, то ли фотограф, вообще непонятно кто. Дилетант широкого профиля.
Но зато он народный артист России. Зато награжден орденами «Знак почёта» и «За заслуги перед Отечеством». Зато рядом с властью, на всех её «тусовках», вечеринках, банкетах и фуршетах. Макаревич – везде.
И неважно, что творчество так и осталось на подростковом уровне. Важно, что оно признано теми, кем нужно. Творчеству Андрея Вадимовича был дан «зелёный свет» везде, по всякому поводу и без повода. А при таком раскладе можно было уже не обращать внимания на то, что происходит за окнами вилл и дорогих лимузинов; ведь «человека» не может интересовать жизнь «марионеток». 

Заметки народного политолога

Вор должен сидеть в тюрьме



Каждый раз, когда с нецерковным или даже с неверующим человеком заходит речь о Промысле, о Боге, то чуть не с первых слов начинается многострадальный рассказ: «Вот, олигархи воруют и живут припеваючи, а где ваш Бог…»
Понятно, конечно, что это в человеке говорит исключительно смертельная жажда по мановению Божию оказаться на месте олигархов – тогда он, пожалуй, разок готов признать, что где-то там что-то есть.
Но речь не об этом. Ведь именно типическое житие человека, который украл много денег, является совершенно ясным свидетельством действия Промысла. Ибо понеже вор должен сидеть в тюрьме. И первое, что делает человек, укравший много денег – это сам строит себе тюрьму.

Подробнее...
Игра в «олимпийский напёрсток»

Ну вот, нечаянная радость: я выиграл на спор несколько бутылок коньяка. С политологами спорил, с «дипломированными». Спорил, что, несмотря ни на что, все эти МОКи и спортивные арбитражи «умоют» наших спортсменов перед самой олимпиадой.
Мы, вообще-то, до 1952 года спокойно и неплохо жили. На здоровье не жаловались. Почти каждый мужик легко пудовую гирю выжимал. Про баб и говорить нечего: они и коня на скаку тормозили, и в горящую избу захаживали.
А всё почему? Да потому, что мы до 1952 года ни в каких олимпиадах не участвовали. Брезговали. И здоровье берегли.

Подробнее...
Шура, запускайте Грудинина!..



Неожиданное для всей страны выдвижение коммунистами кандидатуры Павла Грудинина на пост президента – пожалуй, главный парадокс нынешней предвыборной кампании.
Народ любит сюрпризы, «ведётся» на них – это понятно и естественно. И вот, Грудинина выдвинули – народ позабавили.
А как на счет того, чтобы просчитать последствия? Нет, это, конечно, не дело рядового избирателя. Но те, чьё это дело, такого труда на себя не взяли. За это уже и расплачиваются, даже не дождавшись дня выборов.

Подробнее...
На двух стульях (из монологов юродивого)



Брат мой!
Все мы ждём тебя, но главное – мы ждём от тебя.
Ты сидишь на двух стульях, и это значит, что все мы сидим на двух стульях, что не сулит ничего хорошего.
Гораздо лучше гнаться за двумя зайцами. Хотя бы потому, что ты гонишься за ними, а не они за тобой. Пускай даже и не догонишь, в этим нет ничего плохого или обидного...

Подробнее...