Суббота, февраля 24, 2018

Как поляки за «правильную» историю воюют (Часть 1)

Власти любой страны мира озабочены тем, чтобы сохранить доверие и лояльность своих подданных. Когда экономические условия благоприятны, решить эту задачу нетрудно: достаточно перераспределять некую часть получаемых доходов на социальные нужды.
Когда же с экономикой возникают проблемы, приходится пускаться на разные ухищрения. Поэтому намного чаще власть предержащие выбирают более простые способы для консолидации общества. Наиболее действенным является создание образа внешнего врага, из-за происков и козней которого дела в родной державе идут не вполне успешно. И тут на помощь нередко приходит история, вернее, её нужная трактовка, позволяющая показать, что зарубежный недруг издавна пакостил твоей стране.

Безусловным мировым лидером по практическому использованию событий прошлого для решения актуальных политических задач является Польша. Если просмотреть польские учебники, становится ясно, что на планете нет другой страны, которая бы столько претерпела от соседей, на протяжении веков добивавшихся уничтожения польской государственности и периодически в этом преуспевавших.
Второй важный момент состоит в том, что мягкая и пушистая Польша никогда и никому не делала ничего плохого, всегда выступая в роли невинной жертвы. В разное время страну тиранили османы, крымчаки, шведы, пруссаки, австрияки и, конечно же, русские. Поляки же только защищались, страдали и гибли. Поэтому сейчас Польша имеет все основания, чтобы требовать от соседей извинений и компенсаций за прошлые преступления, - когда реальные, но чаще мнимые, - существующие только в сознании потомков гордых шляхтичей.         
Шановные паны были, конечно, не первыми, кто додумался применить историю в качестве политического инструмента, а заодно и способа получения нетрудового дохода. Но никогда и нигде до них эти действия не приобрели столь системного характера и такого масштаба. Например, в Польше существует государственная структура, целиком и полностью сосредоточенная на реализации «исторической политики», т.е. разъяснении (вернее, навязывании) своим и иностранным гражданам, что представляет собой историческая справедливость по-польски, и какие меры следует принять, дабы её восстановить. Называется эта контора Институт национальной памяти, её отделения созданы во всех воеводствах. По влиятельности, численности сотрудников, размаху деятельности и числу упоминаний в публикациях СМИ Институт даст фору многим польским министерствам и ведомствам. 
Успехи проводимой Варшавой «исторической политики» налицо. В стране по вопросам трактовки событий прошлого существует практически полный консенсус. Лишь единицы осмеливаются ставить под сомнение самоприсвоенный статус «народа-жертвы», рискуя навсегда получить ярлык «предателя».
В своё время грандиозный скандал вызвала книга-расследование историка Яна Томаша Гросса «Соседи», рассказывающая о массовых убийствах поляками евреев в годы Второй мировой войны. Автора обвиняли во лжи и выполнении «политического заказа врагов Польши», ему угрожали судом и физической расправой. Но если Гросс, ещё в 1960-х перебравшийся в США, мог чувствовать себя спокойно, то съёмочной группе снятого по мотивам его книги в 2013 году художественного фильма «Колоски» пришлось реально опасаться за свою безопасность…   
Правда, достижения поляков на ниве выстраивания «правильного» понимания истории носят в последнее время в основном внутренний характер. Зарубежные государства, от которых Варшава с упорством обкурившегося дятла требует покаяний и репараций, имеют наглость не признавать очевидного и уходят в несознанку.
Особенно обидный затык у панов произошёл на российском направлении. А ведь как всё хорошо было на стыке 1980-1990-х, когда Горбачёв, а вслед за ним и Ельцин взяли и признали ответственность «кровавых сталинских палачей» за расстрел пленных польских офицеров в Козьих горах под Смоленском (поляки предпочитают назвать это место Катынью, хотя одноимённый населенный пункт находится от него в семи километрах), несмотря на то, что на протяжении сорока лет Москва вполне аргументированно утверждала, что это преступление – дело рук нацистов.
На волне катынского успеха полякам в «лихие 1990-е» удалось не только обустроить «место русского позора» под Смоленском, но и отгрохать посвящённый «тысячам невинно убиенных поляков» мемориал в Медном под Тверью, коих там в таких количествах вообще никто и никогда не расстреливал.
Но вот ныне польская коса уперлась в русский камень. Распоясавшиеся при Путине московиты начали спорить, сличать документы и приводить какие-то факты, разрушающие такую стройную официальную версию. Уже появились инициативы о признании ранее сделанных официальных заявлений недействительными и проведении нового расследования «катынско-медновского дела». Более того, русские стали всё громче заявлять о встречных претензиях исторического характера: то возмущаются чётко выверенными заявлениями Варшавы про «украинцев-освободителей Освенцима», то вспомнят про свои памятники в Польше, то требуют увековечить память замученных в польском плену в 1920-х красноармейцев, то ябедничают, что их исключили из музейного проекта в Собиборе.        
        

 

Заметки народного политолога

Вор должен сидеть в тюрьме



Каждый раз, когда с нецерковным или даже с неверующим человеком заходит речь о Промысле, о Боге, то чуть не с первых слов начинается многострадальный рассказ: «Вот, олигархи воруют и живут припеваючи, а где ваш Бог…»
Понятно, конечно, что это в человеке говорит исключительно смертельная жажда по мановению Божию оказаться на месте олигархов – тогда он, пожалуй, разок готов признать, что где-то там что-то есть.
Но речь не об этом. Ведь именно типическое житие человека, который украл много денег, является совершенно ясным свидетельством действия Промысла. Ибо понеже вор должен сидеть в тюрьме. И первое, что делает человек, укравший много денег – это сам строит себе тюрьму.

Подробнее...
Игра в «олимпийский напёрсток»

Ну вот, нечаянная радость: я выиграл на спор несколько бутылок коньяка. С политологами спорил, с «дипломированными». Спорил, что, несмотря ни на что, все эти МОКи и спортивные арбитражи «умоют» наших спортсменов перед самой олимпиадой.
Мы, вообще-то, до 1952 года спокойно и неплохо жили. На здоровье не жаловались. Почти каждый мужик легко пудовую гирю выжимал. Про баб и говорить нечего: они и коня на скаку тормозили, и в горящую избу захаживали.
А всё почему? Да потому, что мы до 1952 года ни в каких олимпиадах не участвовали. Брезговали. И здоровье берегли.

Подробнее...
Шура, запускайте Грудинина!..



Неожиданное для всей страны выдвижение коммунистами кандидатуры Павла Грудинина на пост президента – пожалуй, главный парадокс нынешней предвыборной кампании.
Народ любит сюрпризы, «ведётся» на них – это понятно и естественно. И вот, Грудинина выдвинули – народ позабавили.
А как на счет того, чтобы просчитать последствия? Нет, это, конечно, не дело рядового избирателя. Но те, чьё это дело, такого труда на себя не взяли. За это уже и расплачиваются, даже не дождавшись дня выборов.

Подробнее...
На двух стульях (из монологов юродивого)



Брат мой!
Все мы ждём тебя, но главное – мы ждём от тебя.
Ты сидишь на двух стульях, и это значит, что все мы сидим на двух стульях, что не сулит ничего хорошего.
Гораздо лучше гнаться за двумя зайцами. Хотя бы потому, что ты гонишься за ними, а не они за тобой. Пускай даже и не догонишь, в этим нет ничего плохого или обидного...

Подробнее...