Суббота, декабря 16, 2017

Исторический выбор партийцев между Родиной и зарплатой

 
Сейчас, по прошествии четверти века, никто и не вспоминает о последнем, XXVIII съезде КПСС. А зря. Да и написано о нём всего ничего, увы. А ведь тогда случилось нечто, чётко показавшее, «кто есть ху».
Шел 1990 год. Государство уже дышало на ладан. По окраинам некогда могучей державы прошли погромы, назревала гражданская война. Русских грабили, убивали, изгоняли из так называемых «национальных республик».
В партийных низах зрело недовольство верхушкой партии и её генсеком лично.

Открытие XXVIII съезда началось со скандала. Один из делегатов предложил съезду немедленно отправить Горбачёва в отставку, но его живо укоротили. Зато решили избирать генсека на модной в то время «альтернативной основе». Альтернативой сидевшему у всех в печёнках Горбачева стал Тенгиз Авалиани – судя по всему, отличный и толковый мужик из Кемеровской области.          
И вот, дошло дело до главного – до избрания генсека. И тогда на трибуну вышел вразвалочку Горбачёв, оглядел зал и сказал то, что не вошло ни в один протокол (воспроизводится в пересказе свидетелей): 
«Что, снимать меня собрались? Ну-ну, снимайте. Только учтите, что все денежные счета записаны на моё имя, как президента СССР. И потому завтра за зарплатой можете не являться…»
Поняв, что завтра все они уйдут в никуда (подмять под себя всякого рода совместные предприятия и прочие вкусности удалось далеко не всем), делегаты стали чесать в затылках.
Итог голосования был таков: за Горбачёва – 3411 голос, против – 1116, за альтернативную кандидатуру Авалиани – 501, против – 4026.
Элементарный подсчёт показывает, что противники Горбачёва вовсе не собирались голосовать за честного мужика Авалиани.
Тем и кончился на том съезде «бунт на коленях» этих тёртых аппаратчиков. Да и то: чем детишек-то кормить? Не по специальности же идти работать? А потом случился август 1991-го, и 26-го числа того же месяца из окна своей квартиры выпал, невесть с чего, управделами ЦК КПСС главный начальник финансов КПСС, ответственный за размещение финансов в западных банках Н.Кручина. По слухам, вполне приличный человек.
Вот такие патриоты и государственники собрались тогда на последний съезд в истории КПСС.
О высшем руководстве уж и говорить не стоит: все хорошо (или очень хорошо) устроились после крушения СССР. Но интересно и характерно в данном случае именно поведение среднего звена, как «барометра партии». О них бы стоило книгу написать…