Четверг, декабря 14, 2017

История современности

День Победы: подготовка к перезагрузке

Запад считает, что 9 мая русские должны извиняться и каяться

Приближающееся семидесятилетие Победы над нацизмом вместо всемирного праздника может стать поводом для очередной масштабной попытки переоценки роли нашей страны в этом событии.
Всё громче звучат заявления о том, что решающее значение для разгрома гитлеровской Германии имели не действия советских войск, а наступление союзников на западе. Юбилей их высадки в Нормандии привлёк значительно большее внимание мировых СМИ, нежели годовщина Сталинградской битвы или сражения на Курской дуге.
На северный берег Франции съехались лидеры ведущих стран, пригласили даже ещё не вступившего в должность президента Украины Порошенко, хотя его соотечественники участвовали в событиях июня 1944 года в составе обороняющихся (значительную часть группировки вермахта в Номандии составляли национальные, в том числе украинские, формирования).

Многоликий «Бур»

По чьей вине едва «Польска не сгинела» (Часть 2)

В ходе войны Коморовскому удивительно везло. Если то, что он выжил в бойне под Томашув-Любельским, когда ведомые им колонны польских кавалеристов были буквально раздавлены немецкими танками, а затем сумел бежать при переходе в лагерь для военнопленных, еще можно списать на счастливое стечение обстоятельств, то случившееся дальше этим объяснить уже нельзя.
Спасшись из плена, он пробрался в Краков, где создал из офицеров нелегальную организацию и обзавелся псевдонимом «Бур», а заодно получил чин генерала бригады. Сделать подпольщики ничего не успели, поскольку их быстро переловило гестапо. Но Комаровский уцелел и перебрался в Варшаву, где стал заместителем главы «Союза вооружённой борьбы» генерала Ровецкого. Оба сохранили руководящие посты, когда на базе «Союза» была создана Армия Крайова (АК). Правда, плодотворного сотрудничества у них не получилось: между командующим и его заместителем постоянно возникали споры по поводу стратегии и тактики действий. 

Взлёт и падение орла

По чьей вине едва «Польска не сгинела» (Часть 1)

Семьдесят лет назад, в начале октября 1944-го завершилось Варшавское восстание. Несмотря на массовый героизм и отчаянное сопротивление поляков, оно потерпело поражение. Осознав невозможность продолжения борьбы, командующий силами повстанцев генерал Армии Крайовой Тадеуш Коморовский (позывной «Бур») приказал сложить оружие.
Восстание 1944 года, ставшее одной из самых героических и одновременно трагических страниц польской истории, может быть, как ни одно другое событие той войны до сих пор окутано плотным покровом мифов и спекуляций.
Вот как выглядит примерный рассказ о последнем дне восстания в изложении «правильных» польских авторов.

Казахантропы против древних укров

Казахский ответ пану Грушевскому 

Наблюдение на реакцией граждан Украины на происходящее на просторах незалежной наталкивает на грустную мысль: большинство из них искренне уверено, что русские исторически являлись для них лютыми врагами. И речь идет не только о давно известных своей дремучей «свидомостью» и ненавистью к «москалям» галичанах. Так считают и многие жители Киева, Чернигова, Сум, Днепропетровска, Запорожья и даже Харькова и Одессы.
Приходится признать, что усилия последователей пана Грушевского, сто с лишним лет назад на деньги венского двора сочинившего «теорию древнеукраинского государства», не пропали даром. Теперь молодые украинцы чётко знают, что на их родине зародилась человеческая цивилизация, а их предки – древние укры – основали Рим и Афины, построили пирамиды, изобрели колесо и заложили основы демократии и права. И только из-за коварства русских, узурпировавших чужую историю, мир до сих пор не знает, кому он на самом деле обязан своим существованием.
Но, оказывается, потомки укров не одиноки в своих притязаниях на роль самого древнего народа. С некоторых пор на неё также претендует Казахстан, являющийся, по версии местных ученых мужей, местом, где появился первый хомо сапиенс.

И пришёл «День Д»…

Как союзники нацистов в Нормандии побеждали

Семьдесят лет назад началась операция «Оверлорд». Американские, английские и канадские дивизии высадились на пляжах Нормандии, захватив плацдармы на побережье. Так на исходе пятого года войны наконец-то был открыт Второй фронт.
На Западе этому событию придают колоссальное значение. В издаваемых в США учебниках истории и серьёзных научных трудах «D-day» («День Д») – так американцы называют 6 июня 1944-го – пафосно и безапелляционно именуют «началом конца гитлеровской Германии».
О том, что происходило до этого на других участках борьбы с нацизмом, рассказывается беглой скороговоркой. Сражениям на советско-германском фронте уделяют примерно такое же внимание, как боям в Северной Африке или высадке союзников в Италии. Невзирая на несопоставимость масштабов, оборону Севастополя сравнивают с осадой Тобрука, а Сталинград и Курская дуга стоят в одном ряду с «битвой» у Монте-Кассино. Вывод из этого простой: всё, что было до 6 июня, было лишь прелюдией к «главному сражению за свободу человечества» – операции «Оверлорд».

Половина памяти – половина совести

Как в Польше «Колоски» топтали

В декабре на российские экраны вышел фильм польского режиссера Владислава Пасиковского «Колоски» («Рoklosie»). За неуклюжим пасторально-умиротворяющим названием скрывается жёсткий социальный срез жизни современной польской глубинки. Неточность с переводом (слово «рoklosie» помимо «колосков» имеет ещё и более правильное в данном случае значение – «последствия») и ограниченный прокат – в Москве фильм показали лишь в двух кинотеатрах – не позволили картине стать культурным событием года. Между тем, она этого заслуживает. Не столько из-за художественных достоинств, сколько из-за темы и подхода к ней.
Речь в «Колосках» идёт о способности (или, скорее, неспособности) к признанию вины и покаянию за преступления предков.

Извините, так уж совпало…

Гей-парад как способ «покаяния»

В конце июля в Эстонии прошел ежегодный слет бывших легионеров 20-й дивизии ваффен-СС. Помянуть погибших «борцов за свободу родины» в местечке Синимяэ собралось около тысячи человек, мероприятие широко освещалось СМИ.
Российский МИД осудил сходку выживших эсэсовцев и их поклонников. В подготовленном по этому случаю заявлении выражено возмущение «откровенным потаканием официальным Таллином подобным мероприятиям», а также «отсутствием должной оценки со стороны Евросоюза… таких оскорбительных для всех здравомыслящих европейцев акций».
В ответ эстонское внешнеполитическое ведомство привычно отметило, что «Вторая мировая война является одним из самых трагических событий новейшей истории, поэтому поминать погибших – это человечно», не забыв при этом осудить «любые идеологические манипуляции по этой теме».
Можно не сомневаться, что такая же ситуация повторится и через год, и через два: легионеры и их последователи будут собираться, Россия – возмущаться, эстонский МИД – призывать «не политизировать происходящее»

Проклявшие прошлое

Кого и когда Америка победила во Второй мировой войне

Шестнадцатого апреля 1945 года началась Берлинская наступательная операция Красной Армии – решающее и самое крупное сражение Великой Отечественной войны, в котором с обеих сторон участвовали свыше трех миллионов человек. Преодолевая упорное, на грани отчаяния сопротивление гитлеровцев, войска 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов взяли столицу третьего рейха. Это означало победу над гитлеризмом, и решающий вклад в неё внёс Советский Союз.
Тогда, в 1945-м, это не подлежало сомнению. Именно так считали абсолютно все в мире, о чем свидетельствуют оценки и заявления как руководителей стран антигитлеровской коалиции, так и уцелевших генералов вермахта. Это не вызывает сомнений и у большинства современных жителей России, Белоруссии и Армении. Однако в других странах мира взгляд на эту страницу всемирной истории не столь однозначен.
Одного взгляда на то, что пишут, снимают и говорят о Второй мировой в США, Англии, Польше, Эстонии, Латвии, Молдавии, Канаде, Украине, Грузии, Румынии и ряде других государств, достаточно, чтобы понять: их народы участвовали в какой-то другой войне. Ту войну можно определить как «битву сил демократии против «кровавых тираний в лице Германии и Советского Союза»