31 мая 2017
История современности

Первые «вежливые люди» появились в Крыму ещё в XVIII веке

Задолго до появления Украины (Часть 2).
После превращения России в империю и успешного решения «балтийского вопроса» проблема Крыма встала ребром. В 1736 году русские полки впервые пришли в Крым. Фельдмаршал Христофор Миних огнем и мечом прошелся по разбойничьему гнезду, разметав ханское войско и разрушив Бахчисарай и Перекоп.
Однако этот наглядный урок не пошел впрок. Оправившись и получив из Стамбула новые пики и сабли, татары опять садились на коней, отправляясь на «работу».
До поры, до времени решению крымского вопроса препятствовал естественный природный барьер в виде безводной и безлюдной Дикой Степи, а также поддержка могущественных османов. Всё радикально изменилось поле воцарения Екатерины II, прозванной современниками Великой.

При ней благодаря освоению и заселению степных просторов Новороссии была решена проблема организации регулярного снабжения армии, наступающей на Крым. С турками же пришлось изрядно повоевать. После череды поражений османы запросили мира.    
По условиям Кючук-Кайнарджийского договора 1774 года Крым был объявлен независимым, однако Россия смогла закрепиться на полуострове, разметив гарнизоны в Керчи и Еникале. Началась упорная девятилетняя борьба за ханство, окончательный успех в которой тесно связан с именем светлейшего князя Григория Потёмкина, которое с нелегкой руки иностранных дипломатов до сих пор необоснованно ассоциируется в массовом сознании с очковтирательством и показухой.
Поначалу императрица полагала, что для замирения Крыма достаточно посадить на престол управляемого и лояльного хана. На эту роль вроде бы идеально подходил обретавшийся на Тамани Шахин-Гирей. Этот царевич, получивший европейское образование, знавший несколько языков, бывавший в Петербурге, считался вполне пророссийским и даже носил звание капитана русской гвардии.
В 1777 году войска под командованием Суворова (тогда ещё генерал-поручика) выгнали из Бахчисарая очередного турецкого ставленника, открыв Шахину дорогу к власти. Новый хан, мечтавший превратить Крым в современное европейское государство, затеял масштабные радикальные реформы. Он проредил местную знать, поотрубав головы заподозренным в симпатиях к туркам, отобрал земли у муфтиев и беев, провёл перепись населения, разделил страну на наместничества, увеличил налоги, уравнял в правах правоверных и христиан, а также взялся создавать регулярную армию, для чего ввёл рекрутский набор. При этом Шахин весьма пренебрежительно относился к местным традициям: ел за столом, ездил в карете, носил европейское платье, позировал для портретов, одел солдат в мундиры и заставил их маршировать, набрал прислугу из армян и греков. Это переполнило чашу терпения местной знати и духовенства, объявивших хана вероотступником и изменником. Началось восстание. Созданная Шахином армия перешла на сторону мятежников, на помощь которым прибыл турецкий десант.
Чтобы спасти хана, Екатерине пришлось направлять в Крым войска. Командовавший корпусом Суворов отдал приказ, предписывавший проявлять решительность при встрече с мятежниками, но «с покорившимися соблюдать полное человеколюбие и никаких бед им не чинить». Благодаря такому подходу восстание быстро сошло на нет. Так что первые «вежливые люди» появились в Крыму задолго до февраля 2014-го. 
Восстановленный в правах Шахин, вопреки рекомендациям русских советников, развернул масштабные репрессии, казня правых и виноватых. Популярности в народе это ему не прибавило. Почувствовав себя незаменимым, хан начал проводить всё более авантюрную политику, что вызывало недовольство Петербурга.
Чтобы уберечь единоверцев-христиан от расправы в случае следующей смуты, казавшейся весьма вероятной, Суворов и Потёмкин организовали вывод из Крыма 30 тысяч греков и армян, которые были расселены в Приазовье и Северном Причерноморье. Из-за этого ханская казна лишилась значительных доходов. Раздосадованный этим Шахин увеличил размеры налогов с единоверцев. Вскоре он остался и без военной защиты: по условиям нового соглашения с османами русские войска ушли с полуострова. 
На этом неприятности для хана не закончились. Вспыхнуло очередное восстание, которое возглавили его братья и поддержали турки. России пришлось опять выручать незадачливого правителя и возвращать в Крым полки.
После этого Потёмкину стало окончательно ясно, что проект «независимости» себя полностью исчерпал. Хан мог удерживать власть только при помощи русских штыков, а недовольство им продолжало нарастать. Светлейший пришел к выводу, что ненавидящая хана знать скорее смирится с российским протекторатом, чем будет терпеть его. Потёмкин писал Екатерине: «Приобретение Крыма ни усилить, ни обогатить Вас не может, а только покой доставит… С Крымом достанется и господство в Чёрном море. От Вас зависеть будет, запирать ход туркам и кормить их или морить с голоду…»
Императрица согласилась. Так в апреле 1783-го появился манифест «О принятии полуострова Крымского, острова Тамана и всей Кубанской стороны под Российскую державу». Местным жителям даровались права, равные с прочими подданными империи, гарантировалась защита их жизни и имущества, сохранение «храмов и природной веры». Войскам предписывалось «никакого зла татарам не чинить», вести себя с ними уважительно и дружелюбно. Представители крымской знати были приравнены к дворянам и получили щедрые подарки. После приведения татар Крыма и ногайцев Кубани к присяге на верность России для них были устроены празднества в соответствии с национальными традициями. 
Такой подход разительно отличался от того, как действовали в покоренных странах европейские «бледнолицые братья», беспощадно ломавшие аборигенов через колено и навязывавшие им свои порядки, в том числе в вопросах вероисповедания. Уважительное отношение русских властей к жителям Крыма отмечали даже весьма не расположенные к нашей стране иностранные дипломаты. Те же, кому новый порядок не нравился, могли беспрепятственно покинуть Крым.
Почти идиллическую картину бескровного присоединения испортил Шахин-Гирей. Отрекшись от престола, он перебрался на Тамань, где вдруг заявил, что передумал, и подбил уже присягнувшие Екатерине ногайские орды на бунт, с которым пришлось разбираться Суворову. В итоге бывший правитель смирился со своей участью и уехал в Турцию, где был убит.
Так началась история русского Крыма, который за какие-то десятилетия из захудалой отсталой окраины одной империи (Османской) превратился в цветущий край другой империи (Российской). На полуострове быстро росли города, стремительно развивались промышленность и земледелие, прокладывались дороги и строились мосты. На новые земли охотно переселялись русские казённые крестьяне, ремесленники, отставные солдаты, эмигрировавшие из Польши и Турции православные. Их далёкие потомки в марте 2014-го убедительно доказали, что помнят о том, как Крым стал российским, и почему не может быть ничьим иным.
По сути, то, что сделали Екатерина II и Потёмкин в далёком 1783-м можно сравнить с проведением процедуры банкротства, когда разорившееся предприятие переходит от нерадивого хозяина к более эффективному собственнику. А вот про Украину никто тогда даже и не слышал. В то время не придумали её ещё.
     
Леонид Маринский 

        

Добавление комментариев:
Имя
Текст
Ввведите ответ на контрольный вопрос в синем поле:
Какой сейчас год по календарю?
Читайте в рубрике
Как Красная Армия под Варшавой «бездействовала» (Часть 2).
читать далее >>
18 августа 2017
Как Красная Армия под Варшавой «бездействовала» (Часть 1).
читать далее >>
16 августа 2017
Что скрывалось за словами «Ни шагу назад!»
читать далее >>
04 августа 2017
Бесконечная пьеса для президента Порошенко.
читать далее >>
24 июля 2017